«Знаете, каким он парнем был?»

График работы в праздничные дни

8 марта — Международный женский день.

Поздравляем наших читательниц с этим прекрасным весенним праздником!

Обратите, пожалуйста, внимание на график работы библиотек в праздничные дни:

7 марта — с 10:00 до 17:00
8 марта — выходной день
9 марта — выходной день
10 марта — с 10:00 до 17:00

С 11 марта все библиотеки работают в обычном режиме.

Погорская, Т."Знаете, каким он парнем был?" : [воспоминания сестры Николая Дружаева] / Т. Погорская // Автозаводец. - 2008. - 6 сент. (№ 132). - С. 3.

К 90-летию ВЛКСМ: их имена носят улицы

С ветераном автомобильной промышленности сестрой геройски погибшего в начале войны Николая ДРУЖАЕВА побеседовать мне посоветовала коллега: «Лидию Ивановну Ефремову я с детства знаю, — сказала она. — С дочерьми ее дружила. А тут как-то при встрече разговорились, поделилась она со мной своей болью. Около мемориальной доски Дружаева увидела разбитые бутылки, окурки. И это в день празднования Победы!

Надо бы напомнить беспамятным со страниц газеты, каким он был, комсомольский вожак Дружаев, да и Лидия Ивановна — человек уважаемый, труженица, представительница поколения, которое вступило во взрослую жизнь, когда началось военное лихолетье»...

«Знаете, каким он парнем был?..»

Воспоминания сестры Николая Дружаева

— Вообще-то о Николае были публикации в «Автозаводце», — с этими словами Лидия Ивановна достала из папки пожелтевшие газетные вырезки. — Вот, смотрите, «Автозаводец» за 21 сентября 75-го года. Здесь заметка о том, что решением горисполкома Совета депутатов трудящихся по ходатайству комитета комсомола Горьковского автомобильного улица Блочная на Северном поселке переименована в улицу имени Дружаева, погибшего смертью храбрых в августе 41-го. А в других номерах рассказывается о велогонках — мемориалах Дружаева. У меня в память о нем только «Автозаводец» и остался, фотографии, документы отдала в музей истории ГАЗа.

Все, что передали в музей, это вроде как штрихи к «парадному» портрету Николая Ивановича, но вы-то знаете, каким он был в домашней обстановке, как к родственникам относился.

Да, ко всем у него уважительное отношение было. Никогда ни на кого не кричал, не ругался. С детства был к физическому труду приучен: жили мы до 35-го года в селе Старо-Славкино Пензенской области. Николай, будучи подростком, и пахал, и боронил. Сапожничал, плотничал. Да у нас в семье у всех умелые руки. Мать, например, Агафья Антоновна хорошо шила. А как вышивала! До сих пор храню полотенце, которое она вышила. Отец, Иван Максимович, был отличным плотником. Плотником он и на ТЭЦ автозавода работал.

А вы обратили внимание, Лидия Ивановна, на то, что авторы газетных публикаций о Дружаеве дают противоречивые факты? Вот смотрите, в 75-м году писали: «В 1930 году приехал Николай на строительство автогиганта. Был рядовым рабочим, заочно учился в институте. Затем его выдвинули на должность старшего инженера», а в публикации за 23 января 1999-го говорится, что после школы поступил в учительский институт в Саранске и до 35-го года работал преподавателем в Ардатовском районе, потом присоединился к семье, переехал в Горький. И кто же прав?

Мне помнится, что в Горький он приехал после окончания московского технического вуза. Только вот имеют ли сейчас большое значение такие подробности? Главное-то что? Николай постоянно учился, постепенно осваивал новое. Он был упорным, настойчивым, даже в мелочах. А, кстати, знаете, что запомнилось? Как он вместе с другом, у которого было необычное имя Сосипатр, учился танцевать. Видно, на танцплощадке стеснялись «тренироваться», так они у нас дома отрабатывали разные па на счет раз два-три, раз-два-три...

Наверное, под патефон?

— Да нет, патефона у нас тогда не было. Ох, как тяжело жилось! В комнате пусто, как говорится, хоть шаром покати. Когда в 38-м нашей семье предложили трехкомнатную квартиру на улице Краснодонцев, мама сказала: «Зачем нам три комнаты? Нам и ставить-то туда нечего!».

Отказались от большой квартиры?! У вас же была многодетная семья!

— Да, кроме меня и Николая (он старший из детей), мал мала меньше: Борис, Виктор и Зоя. Но, когда старший брат женился, ему сразу дали двухкомнатную квартиру.

Жена, поди, красавица?

Галина-то? Да, видная девушка. С энтузиазмом общественной работой занималась, как и Николай, а он- то и агитатором был, и комсоргом производственного отдела, где работал инженером. Весной 40- го его избрали секретарем комитета комсомола завода. В тот год и женился.

На свадьбе, наверное, много молодежи было.

— Да какая там свадьба! На что ее справлять-то? Наша семья концы с концами еле сводила, Галине тоже несладко жилось. Помню, купили мне родители синее демисезонное пальто. Лежит оно новёхонькое, ждет своего часа, а тут брат как раз жениться надумал и говорит: «Мама, давай Лидино пальто Галине подарим, а Лиде я обязательно куплю другое, поднакоплю денег и куплю...». В июне 41-го родился у них сын Юрий. Привез Николай жену с сыном из роддома, а дней через семь началась война. Собрали их, комсомольских, партийных вожаков, 24 июня в обкоме партии. А вскоре большинство из них добровольцами отправились на фронт. Провожать Николая мы пришли всей семьей. Он обнял меня, поцеловал и говорит: «Ну, сестренка, теперь ты остаешься за старшую, смотри, не подведи...»

А вы тогда...

— Я за десять дней до войны устроилась в арматурный цех распределителем работ. О высшем образовании и речь не шла: надо было помогать родителям младших ребятишек растить. Потом сестренка умерла. А братья выросли, как говорится, в люди вышли. Борис и сейчас жив. В Сочи живет. Он бывший боцман. Виктор прекрасно учился, кандидатскую диссертацию защитил, но в 80-м погиб из-за нелепой случайности.

— Интересно, как бы сложилась судьба Николая Ивановича, если б не война?

— Уверена, до высокой должности дослужился бы: и трудолюбивый, и в технике разбирался, и убеждать умел, хороший организатор, словом, настоящий вожак. Недаром на фронте политруком был. В июле 41- го мы от него письмо получили. «Вот и исполнилось мне 26 лет, — писал Николай. — Не знаю уж, чем ознаменуется мой 27-й...». А ознаменовался-то смертью. Помню, как пришел к нам домой старший политрук Иконников рассказать о гибели брата. Тот повел роту в атаку, тут его и убило осколком снаряда. Когда Иконников все это рассказывал, отец в постели лежал, а потом, смотрим, стал в отчаянии подниматься, вроде как на стену полез. Так и не смог прийти в себя от горя, умер в 42-м, 7 января, на Рождество.

Наверное, такие церковные праздники в вашей семье не отмечались: Николай Иванович — коммунист, вы — комсомолка.

— Да, воспитание советское было. Это уж с годами я, как и многие мои ровесники, к вере пришла. Если говорить о воспитании молодежи в те времена... Сколько хорошего было! Возьмите тот же комсомол. Как он объединял, сплачивал молодежь! Как направлял ее на добрые дела! Кто сажал деревья в нашем Автозаводском парке? Мы, комсомольцы! А какие концерты давали во время войны в госпитале для раненых! Как запоем, бывало, «Золотые мои песочки»... Никто не ныл, не жаловался на усталость, надо, значит, надо. Во время войны 12 часов в цехе отработаешь, потом к 9 вечера на учебу в строительный техникум. Домой придешь в час ночи, а в 5 утра уже вставать надо. За опоздание на работу наказывали строго... И все бегом, бегом. Вот ноги-то сейчас и болят.

К родителям почтительно относились, к их мнению прислушивались. Помню, как-то, отца уже не было в живых, мать мне говорит: «Надо, Лида, нашей семье ближе к земле быть: она прокормит. Поступай-ка ты в сельхозтехникум»: Легко сказать — поступай. Во время войны не так-то просто было уволиться с завода. Не я, а мать добилась этого.

Видно, решительная и энергичная была женщина?

Главное — заботливая, за семью свою очень переживала. В одно время жила у меня в Работках, где я училась в сельхозтехникуме. Но доучиться не удалось. Мать тяжело заболела, надо было везти ее в Горький. Я вернулась на ГАЗ.

Здесь, наверное, и с мужем будущим познакомились?

— История нашего знакомства очень необычная. Отец Николая, моего будущего мужа (я вышла замуж после войны), работал в текстильном магазине, который располагался на первом этаже нашего дома. Так вот, видно, я ему приглянулась, и еще до войны, когда сын в армии служил, задумал он, что Николай женится на мне.

А вы с ним дружили, переписывались?

— Да мы в глаза друг друга не видели. И вот представьте себе, демобилизовался Николай (он с 37-го года был в армии, всю войну прошел и закончил ее в Японии), вернулся домой, тут отец ему и рассказал про меня. Пришли они меня сватать. Примерно через месяц мы зарегистрировались.

Любовь с первого взгляда?

— А кто его знает? Но, видно, каждый из нас свою половину нашел: счастливо прожили, никаких скандалов, все по-хорошему, ладно, мирно. Поэтому и дочери у нас хорошие, обе врачами стали. У меня двое внуков, четверо правнуков.

— А с Юрием, сыном Николая Ивановича, общаетесь?

Его уже нет в живых. Хороший человек был. Выучился на летчика, но после того, как попал в аварию, пришлось менять профессию. Стал строителем. Работал в разных городах и на автозаводе довелось потрудиться. Есть у Юрия дочь Татьяна, внучка Николая Ивановича Дружаева.

Наверняка гордятся близкие таким родством.

— Конечно, ведь имя Дружаева вошло в историю, завода, района. С братом у меня связаны самые дорогие воспоминания. Поскольку могила его там, где был убит, под городом Большая Ельня, я каждый год в День Победы с цветами прихожу на улицу Дружаева к мемориальной доске. Хорошо на душе, когда вокруг чистота и порядок. А если картина другая, если видишь, что у этой, а бывает, и у других мемориальных досок, памятников погибшим в боях за Родину валяется мусор... Что ж, думаю, для всех это тревожный сигнал о том, что «перебои» у нас с памятью о славном прошлом завода, города, страны. Хочется, чтобы «Автозаводец» вновь прописал на своих страницах рубрику «Их имена носят улицы», почаще рассказывал о фронтовиках.

Татьяна ПОГОРСКАЯ.

Возможно, Вам будут интересны следующие статьи:

Количество общих ключевых слов с данным материалом: 1
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
51 Минеев Дмитрий Михайлович (1916-1954) Минеев Дмитрий Михайлович (1916-1954) // Герои Советского Союза – горьковчане. – Горький, 1981. – С. 169
52 Плотников Федор Васильевич (1904-1972) Плотников Федор Васильевич (1904-1972) // Герои Советского Союза – горьковчане. – Горький, 1981. – С. 208
53 Без права на покой Без права на покой : [о Г.А. Переходникове и В. Сорокине] // Труд и подвиг историю пишут / сост. Г.А. Кузьмин. – Горький, 1981. – С. 31-40
54 Ляхов Яков Яковлевич (1922-1944) Ляхов Яков Яковлевич (1922-1944) // Герои Советского Союза – горьковчане. – Горький, 1981.- С. 155
55 Прыгунов Александр Васильевич (1907-1943) Прыгунов Александр Васильевич (1907-1943) // Герои Советского Союза – горьковчане. – Горький, 1981. – С. 216
56 Испытано в небе Тюльников Л. Испытано в небе // За Отчизну, свободу и честь! : очерки о Героях Советского Союза – горьковчанах. – Горький, 1978. – Кн. 5. – С. 277-287
57 Эстафета Бахтиных Ефимов Б. Эстафета Бахтиных // За Отчизну, свободу и честь! : очерки о Героях Советского Союза – горьковчанах. – Горький, 1975. – Кн. 4. – С. 31-39
58 Жизнь как песня Макаренко С. Жизнь как песня // За Отчизну, свободу и честь! : очерки о Героях Советского Союза – горьковчанах. – Горький, 1975. – Кн.4. – С. 224-232
59 До последнего дыхания Тюльников Л. До последнего дыхания // За Отчизну, свободу и честь! : очерки о Героях Советского Союза – горьковчанах. – Горький, 1967. – Кн.3. – С. 230-234
60 Атакует «черная смерть» Тюльников Л. Атакует «черная смерть» // За Отчизну, свободу и честь! : очерки о Героях Советского Союза – горьковчанах. – Горький, 1967. – Кн. 3. – С. 217-223

Страницы