До последнего дыхания

Важное объявление

Уважаемые читатели!

С 6 июля все библиотеки начинают свою работу в соответствии с Приказом Департамента культуры администрации города Нижнего Новгорода от 03.07.2020 г. № 67 в ограниченном режиме.

Прием посетителей будет осуществляться только по предварительной записи на выдачу/сдачу книг. При посещении библиотек обязательно соблюдение санитарных требований: иметь маску, перчатки и соблюдать дистанцию 1,5 метра.

Предварительная запись на приход читателей в библиотеку (в т. ч. для детей до 14 лет, детей до 10 лет в присутствии родителей или законных представителей) и предварительный заказ книг осуществляются на сайте по форме «Предварительная запись в библиотеку» и по телефонам библиотек.

Обращаем ваше внимание: предварительная запись на приход в библиотеку и предварительный заказ книг считаются оформленными только после подтверждения библиотекарем посредством телефонной связи или электронного письма.


Тюльников Л. До последнего дыхания // За Отчизну, свободу и честь! : очерки о Героях Советского Союза – горьковчанах. – Горький, 1967. – Кн.3. – С. 230-234

Тяжелое детство было у Димы Минеева. Мать умерла, когда ему было всего три года, отец женился на другой, и Дима жил сначала у сестры Елены на Пензенщине, затем — с четырнадцати лет — у старшей сестры Марии в Горьком. До двенадцати лет нигде не учился, работал в поле, помогал плести рогожные кули на продажу. Только восемнадцатилетним юношей, уже работая наладчиком в рессорном цехе автозавода, получил свидетельство об окончании семилетки.

Осенью 1937 года Дмитрий на «отлично» окончил аэроклуб, а вскоре друзья собрались проводить его в армию. Пришли Василий Чиков, Алексей Волков. Познакомились они два года тому назад в доме отдыха «Сережа», а вскоре их уже звали неразлучными друзьями.

С Дмитрием приятно и радостно было дружить. Спокойный, сдержанный, с приветливой улыбкой — таким он запомнился всем, кто знал его тогда. На проводы пришел и мастер Федор Кабалин, выучивший Дмитрия профессии наладчика.

Дмитрий взял баян, стал перебирать лады. Он склонил голову, и прядь прямых светлых волос упала на крутой лоб.

— Давай свою любимую, — попросил Кабалин.

Баян вывел первые звуки мелодии.

«Крутится, вертится шар голубой...» — негромко грудным голосом запел Дмитрий. Густые темные брови сдвинулись, глубоко сидящие глаза стали грустными.

...А утром поезд уже мчал Дмитрия Минеева в далекое, неведомое авиаучилище...

Боевое крещение Минеев принял под Белгородом в марте 1943 года. Особенно ожесточенный характер приняли здесь сражения в июле во время Курской битвы. Минеев ежедневно совершает по нескольку вылетов. Штурмует немецкие танки, автомашины, подавляет огневые точки. Летает смело, действует решительно.

Самолет-штурмовик сразу полюбился Дмитрию. Надежная броня, мощное пулеметно-пушечное вооружение, приличная боевая нагрузка. И вместе с тем неплохая маневренность. Но самое главное — не просто поддержка пехоты и танков из-за заоблачных далей, откуда не то что людей, но и военную технику-то, как следует не различишь, а непосредственное участие в бою бок о бок с наземными войсками. Стремительный полет на бреющем, молниеносная смена обстановки, вихрь боя — все это захватывало Дмитрия, опьяняло его. Разгром маршевых колонн, когда можно различить даже объятые ужасом лица врагов, летящие под откос эшелоны, горящие и взрывающиеся склады, — эти картины возмездия, увиденные не на дешифрованном снимке, а воочию и с близкого расстояния, приносили огромное моральное удовлетворение.

...В начале августа наш самолет-разведчик обнаружил южнее станции Барвенково скопление нескольких сотен автомашин. Командир приказал лейтенанту Минееву возглавить группу штурмовиков. Несмотря на сильный зенитный огонь, летчики отлично выполнили задание. Почти сотня автомашин была сожжена. Возвращаясь, они подожгли эшелон и разрушили железнодорожный мост через небольшую речку. Не успела группа Минеева приземлиться, заправить самолеты горючим и боеприпасами — приказ на новый боевой вылет. И так ежедневно в течение почти двух месяцев. Успехи нашей армии вдохновляли, и каждому авиатору хотелось, как можно больше летать, приближая победу.

В середине августа был получен приказ разгромить один из крупных аэродромов противника. Мастерски маневрируя в шквале зенитного огня, Минеев вывел группу на цель. Одна за другой следовали атаки наших самолетов. Более полутора десятков вражеских машин было сожжено. Позднее стало также известно, что при штурмовке на этом аэродроме погибло около взвода фашистов и среди них немецкий полковник.

Но в этом бою был подбит и самолет Минеева. С трудом он посадил горящую машину на мелколесье. Задыхаясь в дыму, сунулся к кабине стрелка. Сердце больно сжалось: убит.

Из леса раздались автоматные очереди. Бросился к опушке. Сзади прогрохотало: взорвались бензобаки.

Трое суток шел только ночью, ориентируясь по компасу и отдаленным раскатам артиллерийской канонады, доносившейся с линии фронта. Чтобы сохранить силы, жевал все, что попадало под руку: недозрелую бруснику, лесные орехи, желуди, сырые грибы. Костер разводить не решался: несколько раз немецкая речь слышалась очень близко. На четвертый день решил осторожно пробираться и в светлое время: голод давал себя знать. И чуть не поплатился жизнью. Уже под вечер стала отчетливо слышаться пулеметная дробь, над головой с пронзительным свистом проносились снаряды, шуршали мины. Разрывы слышались и сзади, и спереди. Прикинул: до переднего края два — три километра. Показалась залитая солнцем поляна. Минеев свернул вправо, в обход открытого места. Вскоре поляна перешла в просеку. «Вот тут проскочу», — подумал он. И только раздвинул кусты, как резануло:

— Хальт!

Не целясь, на голос пальнул из пистолета и метнулся в сторону. Над головой пропела очередь.

Бежал долго, петляя, пока, исцарапанный, в изорванном комбинезоне, мокрый от пота и обессиленный, не споткнулся о болотную кочку и не упал в зыбкий мох.

В полку Дмитрия считали погибшим. Поэтому когда пехотинцы привезли его на полуторке — оборванного, заросшего колючей бородой, с осунувшимся лицом — друзья-летчики не поверили своим глазам. Затем, как по команде, бросились к нему и наперебой стали обнимать, не замечая, что он еле держится на ногах.

Вскоре Минеев был снова в боевом строю. Участвовал в освобождении Запорожья, Никополя, Донбасса, Левобережной и Правобережной Украины.

В июле 1944 года после, пополнения материальной части и короткой передышки полк перебросили на Псковщину. К этому времени Дмитрий Михайлович Минеев стал опытным летчиком; он был награжден орденом Красной Звезды, Отечественной войны 1-й степени и двумя орденами Красного Знамени. Незадолго до перебазирования он был принят в члены партии.

Немецкие войска получили приказ удержать Прибалтику во что бы то ни стало, как плацдарм, прикрывающий подступ к Германии. Но ничто уже не могло остановить наступательного порыва наших войск. Большую помощь в прорыве немецкой обороны в районе городов Остров, Псков, Тарту и Рига оказала группа «Илов», ведомых старшим лейтенантом Минеевым. Только лично Дмитрий Михайлович уничтожил в этих боях несколько танков, десятки автомашин и много другой техники и живой силы врага. Его самолет был еще раз подбит, но опытный летчик сумел «дотянуть» до расположения наших войск и умело посадить машину. Правда, при этом была повреждена кабина самолета и осколком органического стекла Дмитрий Михайлович был ранен в голову.

На счету отважного сокола в то время было более 100 боевых вылетов. За образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом мужество и отвагу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1945 года ему было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

К концу октября 1944 года Прибалтика в основном была освобождена. В руках врага оставался лишь Курляндский полуостров с портом Либава. Весной победного 1945 года наши войска с каждым днем все ближе и ближе подходили к Берлину, а фашисты в Курляндии, прижатые к морю, и не думали сдаваться.

В их распоряжении была только одна железная дорога — от Либавы до Салдуса. По ней немцы подбрасывали к переднему краю боеприпасы, продовольствие, горючее. Летчики-штурмовики держали эту важную артерию под постоянным контролем. Однажды, в начале апреля, с самолета-разведчика поступило донесение о том, что со станции Скрунда к Либаве отошел эшелон. Через несколько минут группа самолетов, ведомых Минеевым, была в воздухе. Под крылом — начинающая зеленеть земля.

— В воздухе спокойно, — ответили Минееву со станции наведения близ переднего края.

Вдали показался белый дымок паровоза. Эшелон подходил к станции Кальване. Внезапно дымок растаял. Значит эшелон остановился.

По вошедшим в пике штурмовикам открыли огонь зенитки. Пришлось сначала заняться ими.

— Бомбы беречь, зенитки подавить пушками и пулеметами, — скомандовал Минеев.

Уже после второго захода зенитная батарея замолчала. Третий и четвертый заход — на эшелон. Минеев ясно видит на его платформах танки. Затем все исчезает в пламени и черном дыму: бомбы Минеева и его товарищей точно накрыли цель. Неожиданно из-за облаков вывалилась шестерка «Мессершмиттов». По одному на каждый Ил. Но ведь сколько раз бывал и двойной перевес врага! Сразу же два «Мессершмитта» атаковали самолет Минеева. Но летчики Пронин и Бордюгов и их стрелки-радисты, прикрыв командира, отбили атаку. Экипажи Гоциридзе и Дроздова отбили атаки двух других пар. Один из самолетов противника был подбит и со снижением потянул в сторону своего аэродрома. Остальные не выдержали дружного отпора советских летчиков и тоже ушли восвояси. Группа Минеева потерь не имела. Впрочем, потери в этой группе вообще были редки. За всю войну огнем зенитной артиллерии было сбито всего два штурмовика. И ни разу за все время не было потерь ориентировок или невыхода на цель. Недаром эскадрилья, где Минеев был заместителем командира, а в конце войны — командиром, занимала в полку первое место.

Войну капитан Минеев закончил со славным счетом: 136 боевых вылетов, из них свыше 100 раз в качестве ведущего групп.

После войны — напряженная учеба в военной академии. Затем снова работа на командных должностях в авиации. Памятуя о постоянной угрозе войны со стороны империалистов, он все свои силы отдает обучению авиационной молодежи, сам постоянно совершенствует свое летное мастерство.

21 января 1954 года Дмитрий Михайлович Минеев погиб при исполнении служебных обязанностей. Человек несгибаемой воли, прекрасной души и щедрого сердца, он до конца своих дней был на боевом посту, охраняя небо нашей Родины.

...Каждый день рабочие Горьковского автозавода, спеша на работу, проходят по улице Дмитрия Минеева. Они видят его портрет в новом величественном здании Дворца культуры, в Аллее Героев в парке. Он живет в их сердцах и в их делах.

Л. ТЮЛЬНИКОВ

Возможно, Вам будут интересны следующие статьи:

Количество общих ключевых слов с данным материалом: 3
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
1 Идти рядом с ним в бой считалось за честь Гаричева О. Идти рядом с ним в бой считалось за честь // Автозаводец. – 2004. – 8 мая. – С. 5
2 Минеев Дмитрий Михайлович (1916-1954) Минеев Дмитрий Михайлович (1916-1954) // Герои Советского Союза – горьковчане. – Горький, 1981. – С. 169
Количество общих ключевых слов с данным материалом: 2
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
3 В память о герое Жукова, А. В память о герое : [улица Прыгунова в Нижнем Новгороде] / А. Жукова // Патриоты Нижнего. – 2017. – 12 апр.(№ 14). – С. 15.
4 Бюст Герою Советского Союза Александру Прыгунову установили в Автозаводском районе Бюст Герою Советского Союза Александру Прыгунову установили в Автозаводском районе : [Электронный ресурс] // Патриоты Нижнего. – Режим доступа: http://nn-patriot.ru/?id=8634 (дата обращения: 12.12.2016)
5 Александр Васильевич Прыгунов Александр Васильевич Прыгунов [Электронный ресурс] : [о подвиге Героя]. – Режим доступа: http://likrus.ru/abc_database/object/6830 (дата обращения:12.02.2016)
6 Стариков Анатолий Константинович (1920-1980) Стариков Анатолий Константинович – (1920-1980) // Герои Советского Союза – горьковчане. – Горький, 1981. – С. 254
7 В честь Героя Гордин А. В честь Героя : [о А.В. Прыгунове, Герое Советского Союза] // Автозавод-online. – 2012. – 23 окт.-4 ноября (№ 53). – С. 4
8 Наш воздушный Суворов Гордин А. Наш воздушный Суворов : [о подвиге А. Поющева, Героя Советского Союза, автозаводца] // Автозавод-ONLINE. – 2012. – 15-29 мая (№ 42). – С. 4
9 Комэск Власова Е. Комэск : [о А. Поющеве, Герое Советского Союза, автозаводце] // Автозаводец. – 2012. – 12 мая. – С. 3
10 Улица Героя... Улица Героя… : [о Герое Советского Союза – нижегородце Якове Ляхове] // Автозаводец. – 2011. – 4 окт. (№ 148). – С. 3. – фот.

Страницы