Береснева Вера Яковлевна

Важное объявление

Дорогие читатели!

6 декабря в Центральной детской библиотеке им. О. Кошевого проходит замена окон. С 13:30 до 18:00 библиотека закрыта. Если очень СРОЧНО необходима книга звоните до 18-00 по телефону 295-00-96 и мы попробуем вам помочь.

Береснева Вера Яковлевна [Электронный ресурс] : [воспоминания участницы Великой Отечественной войны]. – 2013. – 21 марта. – Режим доступа: http://letopisi.ru/index.php/Берсенева_Вера_Яковлевна (Дата обращения: 13.04.2015)

Береснева Вера Яковлевна. Родилась в Кировской области, Даровский район деревня Береснята в 1922 году. Когда исполнилось 14 лет, переехала в Горький к брату. Пошла работать на Автозавод. Работала в ОТК контролером до апреля 1942 года. 6 апреля призвали по повестке в армию. В армии была на боевой батарее в боевом расчете. Дивизион стоял на охране завода с апреля по август 1942 года. Были налеты. При них завод не пострадал. Было много зенитного огня, потому что немцы были близко. Завод в это время выпускал легкие танки Т-60 и Т-70, самоходные установки СУ-76, бронеавтомобили БА-64, ракетные снаряды «Катюша», минометы, мины, снаряды, автоматы.

Сначала была учеба, чтобы знать все приборы, орудия и все самолеты, которые участвовали в войне, как наши, так и немецкие, по полету и гудению моторов. Немецкие самолеты летели с завыванием. Жили в землянках в районе Стахановского поселка. Раньше на этой батарее служили солдаты-мужчины.

В августе дивизион перебросили в Арзамас. Что охраняли, им не говорили. Там рыли землянки, утепляли их. Очень много занимались, чтобы знать боевую технику, уметь работать, все военные уставы. Так стояли до марта 1943 года. В Арзамасе налетов не было. Один только раз низко на бреющем полете пролетел немецкий самолет.

Береснева Вера Яковлевна в молодости

Когда в феврале 1943 года освободили Курск, их батарею в начале марта переправили именно туда. Ехали три недели. Пушки были 85-миллиметровые, снаряд весил 16 килограмм. Пушки на платформы погрузили так, чтобы по ходу поезда можно было стрелять. Но стрелять не пришлось, т.к. по счастью, налетов не было. У пушек стояли часовые, а остальные ехали в теплушках. Сменяли только на остановках. А когда будет остановка, не известно. Можно было простоять 3 часа и больше. Ночью эшелон шел медленно. Приехали. Когда стали разгружаться, началась бомбежка. Повезло, что их не задело. Батарею поставили в центре Курска. Город был сильно разрушен. Батарея включала четыре 85-ти миллиметровые пушки, зенитный пулемет, приборы управления артиллерийским зенитным огнем. У них был самый большой расчет — 10 девушек. Вера Яковлевна вырабатывала взрыватель (на барабане была шкала с косыми линиями, которые совмещали с определенной высотой). Данные, вырабатываемые приборами по синхронной передаче, передавали на пушки. Пушки открывали огонь. В зависимости от высоты и дальности солдаты ставили взрыватели определенной высоты. Вера Яковлевна на этих приборах работала 3 года и 5 месяцев. В Курске были частые налеты. Много бомбили, но на батарею не попадали. 254 полк после Курска был награжден орденом Красного Знамени и стал краснознаменным. Он включал в себя 5 дивизионов. В каждом дивизионе 4 батареи. Защищали город, а в перерывах готовили боевую технику и снаряды к стрельбе.

Вера Яковлевна показывает карту Курска

Вера Яковлевна показала нам карту Курска. Немцы старались разбомбить город, железнодорожный вокзал и другие объекты. Бомбили часто – по нескольку раз за ночь были тревоги. Перед Курской битвой были налеты по 170 самолетов. Курск был небольшим провинциальным городком, в котором в основном был частный сектор. Было и по 250 самолетов. И орудия батареи били по этим самолетам. Со 2 на 3 июня было свыше 550 самолетов. Это был эшелонированный звездный налет: самолеты шли группами. Сначала с одной стороны летели 7 самолетов. Когда они пробомбили и улетели, на смену им с другой стороны летела другая группа самолетов и т.д.

Первый налет был в час ночи. Батарея дежурила, и все знали, что будет большой налет. Днем командир батареи построил состав и объявил благодарность. И тут снова налет. И целый день бомбили. А на вторую ночь на батарею упали три бомбы. Постоянно стреляли. И в одном орудии закончились снаряды. А снаряды были чуть подальше, в ровике. Так как прибор ночью не работал, командир батареи скомандовал, чтобы приборное отделение, т.е. 10 девушек, подносили снаряды. И Вера Яковлевна вместе с однополчанкой Валей Кербниковой побежали за снарядами и принесли ящик с 4-мя снарядами весом 75 килограммов к орудию. А собственный вес девушек и не превышал 50-ти килограммов, поэтому решили носить по одному снаряду.

Только недалеко отошли от орудия, сзади раздается свист бомб. Девушки падают, и Валя кричит: «Горю! Горю!». Вера посмотрела и не увидела огня на своей подруге. Но оказалось, что та получила осколочное ранение в живот. Вера стала звать санинструктора. Но санинструктор была сама ранена. Но батарея ждет снарядов, поэтому Вера пошла дальше, надеясь по дороге найти другого санинструктора. Наткнулась на Тоню Кошелеву (после войны она была судьей в Торжке). И они вдвоем пошли за снарядами. Вдруг еще бомба зловеще засвистела. Девушки упали, и их так разрывной волной накрыло, что какое-то мгновение они, по словам Веры Яковлевны, были мертвы. Потом пришли в себя, встали в рост. Но куда идти, не знают, так как от ударной волны была небольшая контузия. Командир пулеметного отделения кричит, чтобы они бежали к нему. А тут летит юнкерс-88 (пикирующий немецкий самолет) на бреющем полете. Командир кричит: «Ложитесь!». Они снова упали. Через какое-то время, он опять их зовет: «Бегите сюда, бегите!». Пришли, а там ровик круглый. Лежат они с Тоней в этом ровике. И вдруг прибегает командир батареи. Девушки ушли с места, а было такое постановление, что, если солдат ушел с места, то ему грозил расстрел. Стоят девушки, трясутся. У Тони мелкие осколки в ноге.

— Можете идти? — Можем. — Идите, относите убитых и раненых в ров.

А тут идут две машины. Самолетов уже не слышно. Залезли на машину и стали принимать тяжелораненых. Лейтенант Авров был тяжело ранен в грудь и, когда приходил в сознание, кричал: «Саша, пристрели меня!» (Он умер по дороге. У него осталось два сына). Было 9 человек тяжелораненых, в том числе санинструктор и Валя Кербникова. Приехали в госпиталь. Спрыгнули с машины. Госпиталь в Курске располагался в школе. Вышел начальник госпиталя и повел их внутрь. Уже в первом коридоре лежали, сидели раненые. Врачи уже целые сутки не отходили от операционных столов. Валя Кербникова умерла на операционном столе.

Этот бой был самый страшный. Многих похоронили в братских могилах. Спустя 35 лет поехали в Курск с группой ветеранов Курской битвы (4 человека из Горького). Побывали на местах боев. На месте братской могилы поставили памятник, обнесли оградой шефы – сотрудники завода электроагрегатов.

За то время, пока стояли в Курске, батарея сменила 4 места дислокации, чтобы немцы не могли засечь. Этот страшный бой был на третьем месте. И только с четвертого места они уехали из Курска. Было очень страшно. Когда немцы хотели отрезать Курский выступ, к девушкам приходил политработник и, жалея их, предлагал уйти вместе с мирным населением. Но девчата отказались.

Потом полк отправили в Казатин, а затем в Киев. После Киева полк хотели отправить в Германию на охрану переправы на Одере. Но Н. С. Хрущев не подписал приказ, потому что полк был сформирован в 1938 году в Киеве и вступил в бой в первый же день войны. Под Киевом за это время было сбито 20 самолетов. А потом был Воронеж. В Воронеже бои были, как в Сталинграде. Немцы не оставили камня на камне. Там были итальянские, румынские и другие войска. Они очень зверствовали: не щадили никого, включая и детей. В Воронеже в плен было взято 57 тысяч немецких солдат (в Сталинграде — 90 тысяч).

В Казатине местные жители рассказывали, что расстреляли много солдат. В первую очередь расстреливали моряков. Они были скованы по рукам и ногам цепями. Были приготовлены ямы. Когда их вели на расстрел, моряки набрасывались на немцев этими цепями. Как немцы расстреливали. В Казатине для расстрелов было вырыто 7 ям. Первую партию расстрелянных посыпали гашеной известью и присыпали землей. Затем расстреливали другую группу. И так повторяли до тех пор, пока не заполняли яму до конца. Сверху засыпали землей. А так как были не только убитые, но и раненые, то, по рассказам очевидцев, земля на этих ямах колыхалась. Потом на поверхность выходила кровь и застывала. Потом была нота Молотова, что будут отвечать, и зверств стало меньше. В Казатине был крупный железнодорожный узел, через который на фронт шли от 60 до ста и больше составов в сутки (живая сила и техника). Когда стояли на посту (а железнодорожная станция находилась ниже), то видели солдат, пушки, танки. Казатин охраняли очень. Вера Яковлевна рассказывала как однажды, в то время, когда через станцию проходил состав с танками, был сильный налет. А составом командовал танкист, Герой Советского Союза. И когда началась бомбежка, он приказал танки заводить на платформах и съезжать. В этом бою он погиб.

При любой бомбежке применялись осветительные парашютики, которые разбрасывали самолеты-разведчики перед бомбежкой. Так в ночь со 2 на 3 июня их было столько, что ночь казалась днем. Из этих парашютов практичные девушки делали себе носовые платки. Всю войну девушки проходили в гимнастерках и кирзовых сапогах. Гимнастерки до того вынашивались, что становились белыми и как марля. Только после этого иногда выдавали новые.

Налеты в Казатине были частые. А однажды, как рассказывала Вера Яковлевна, над станцией долго летал советский самолет. Было непонятно, зачем он это делает. Вдруг тревога. Батарея наводит орудия, а стрелять нет приказа. Наконец самолет посадили, а там оказались немцы, которые фотографировали положения батарей, охранявших станцию.

В конце нашей встречи Вера Яковлевна показала нам письмо, которое написал ей в канун 1994 года ее однополчанин Пётр Клюев.

Совет ветеранов Автозаводского района

Книга, написанная членами Совета Ветеранов Автозаводского района Нижнего Новгорода

Вера Яковлевна демобилизовалась 5 августа 1945 года и вернулась в Горький. Снова пошла на завод. Было уже двое детей. От тяжелой работы было сильное переутомление: вторая смена заканчивалась в 4 утра. Как контролер ОТК, Вера Яковлевна, принимала мосты машины ГАЗ-69. От недосыпа стала падать. Очень болела — было сильное истощение нервной системы, да и ранения сказывались. Тогда Вера Яковлевна рассчиталась с работы. Потом училась в Доме офицеров на курсах кройки и шитья. Затем в течение 7 лет сама преподавала. Потом пригласили работать в школу №92 преподавателем швейного дела. Проработала там 15 лет.

На вопрос, какие есть награды, она показала нам статью в газете о девушках, которые воевали. И мало у кого из них были даже медали. Награждали очень редко. Сейчас Вера Яковлевна является активистом Совета Ветеранов Автозаводского района.

Вера Яковлевна показала нам книгу, созданную членами Совета ветеранов Автозаводского района Нижнего Новгорода. В этой книге показан боевой путь 254 полка.

По материалам сайта «Letopisi.Ru»

Возможно, Вам будут интересны следующие статьи:

Количество общих ключевых слов с данным материалом: 1
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
1 Бои, что в памяти навек Мухина Е. Бои, что в памяти навек : [о ветеране Великой отечественной войны, автозаводце П.А. Егорове] // Автозаводец. – 2018. – 8 мая (№ 48). – С. 3
2 Вернулся живым Честнова И. Вернулся живым : [о ветеране Великой Отечественной войны, автозаводце А. Володине] // Автозаводец. – 2018. – 5 мая (№ 47). – С. 2
3 Офицер с душой поэта Мухина Е. Офицер с душой поэта : [о ветеране войны А.П. Матюшечкине] // Автозаводец. – 2017. – 6 мая (№ 49). – С. 2
4 «Судьба испытывала нас...» Мухина Е. «Судьба испытывала нас...» : [о ветеране Великой Отечественной войны А.С. Медове] // Автозаводец. – 2017. – 14 фев. (№ 17). – С. 2
5 Вести с фронта Мухина Е. Вести с фронта : [о М.Н. Бронштейне, ветеране Великой Отечественной войны] // Автозаводец. – 2016. – 7 мая (№ 50). – С. 7
6 Четвертый номер Максимова И. Четвертый номер : [о ветеране войны и труда А.М. Коннове]. – Автозаводец. – 2016. – 26 апр. (№ 46). – С. 3
7 «Я фронтовик, я справлюсь!» Максимова И. «Я фронтовик, я справлюсь!» : [о ветеране Великой Отечественной войны Н.Л. Максакове] // Автозаводец. – 2016. – 12 апр. (№ 40). – С. 3
8 О талантливом педагоге Никифорова Е. О талантливом педагоге : [о М.П. Герасименко, участнике Великой Отечественной войны и бывшем директоре школы № 179] // Автозаводец. – 2016. – 9 февр. – С. 4
9 Молодость со стажем Смирнова Л. Молодость со стажем : [о ветеранах Автозавода] // Автозаводец. – 2016. – 4 февр. – С. 4
10 Девяносто – не предел Кулькова И. Девяносто – не предел : [о Васькине В.Н., ветеране войны и труда] // Автозаводец. – 2016. – 2 февр. – С. 2

Страницы