Мирный конструктор военной техники

Кулькова И. Мирный конструктор военной техники : [о А.Г. Масягине, гл. конструкторе автомобилей БТР на ГАЗе] // Автозаводец. – 2011. – 16 февр. – С. 2

А. Г. Масягин и его любимое детище БТР-9О

Конструктор по определению должен быть человеком талантливым, с огоньком, умеющим убеждать, готовым отстаивать свою точку зрения. Равнодушию нет места при разработке новой прогрессивной техники, стремление здесь одно — только вперед! Замечательно, что таких специалистов у нас немало. Но вот профессионалов, под руководством которых создается новая техника, — единицы, и это тоже понятно. Один из них — Александр Григорьевич МАСЯГИН, заслуженный конструктор России, член-корреспондент Академии проблем качества по отделению спецтехники и конверсии, ныне заместитель директора департамента проектирования продукта ООО «Военный инженерный центр», а прежде главный конструктор серийных автомобилей ОАО «ГАЗ», главный конструктор ОАО «Арзамасский машиностроительный завод».

Родом из детства

— Достаточно нелегкая судьба у людей моего поколения, — рассказывает Александр Григорьевич. — Когда отец ушел на фронт, мама осталась одна с двумя маленькими детьми: брату было полтора года, мне — четыре месяца. Конечно, я больше помню послевоенные годы, как было голодно. Настоящий хлеб для нас, детей, был самым дорогим и редким лакомством, а сахар я попробовал лет в 10-11. Не поверите, чай пили с килькой. Но такая тяжелая жизнь, мне кажется, закаляет характер, определенным образом воспитывает человека. С детства привыкаешь к самостоятельности и проносишь это качество через всю жизнь.

Жили мы в селе Александрове Краснооктябрьского района, недалеко от Сергача. Сельскую школу окончил с серебряной медалью — первым из выпускников за все время существования школы. Золотые у нас тогда не вручали, представление к ним было очень сложной и ответственной процедурой.

После войны в колхозе появились полуторки, американские «студебеккеры», естественно, мы, подростки, считали за счастье прокатиться на автомобиле. Нас тянуло к тракторам, пределом мечтаний было самостоятельно вспахать хоть немного. Вот так и определился жизненный путь. Я поступили Горьковский автодорожный техникум, распределился в Ульяновск, и тут пришла повестка из военкомата. В наше время уклониться от армии даже в голову не приходило, на тех, кто не служил, смотрели с сочувствием — молодой, а уже такой больной. Более того, с ними и девчонки дружить не хотели.

Служил в артиллерийском полку, сначала водителем (в этом году у меня еще одна дата — 50 лет, как получил права), потом старшим орудийным мастером, командиром отделения... В институт поступил, еще находясь в рядах Советской Армии. Тогда существовала такая практика — если успешно выдерживаешь предварительный экзамен после занятий на подготовительных курсах, то тебе дают краткосрочный отпуск для поступления в вуз. Пройдешь по конкурсу — служба прекращается, нет — возвращаешься в часть. На офицерском собрании мне посоветовали выбрать военный вуз, но я отказался. Мотивировал тем, что кадровым военным быть не хочу, но пользу армии обязательно принесу, даже находясь в гражданском обществе.

Что ж, слово надо было держать, поэтому выбрал политех, кафедру вездеходных машин. Нас, студентов, направляли на уборку картошки, на объекты строительства в Целиноградскую область. Молодые, задорные, соревновались между собой, кто больше сделает, а вечером все вместе пели около костра под гитару... Юность — чудесная пора! Учился неплохо, помню, завкафедрой Юрий Петрович Новиков даже подарил мне книгу с надписью «Будущему главному конструктору»...

— Словно ваше будущее смог увидеть...

— Или в какой-то степени предопределил его. Спасибо Кире Алексеевне Дроздовой, которая при распределении убедила меня выбрать местом работы Горьковский автозавод. Это было в 1968 году. Начал я свою трудовую деятельность с участия в разработке БТР-70. Вообще-то я хотел в бюро гусеничных машин, но меня определили, успокоив, что временно, в бюро многоосных колесных машин к Евгению Михайловичу Мурашкину. Его и Игоря Сергеевича Мухина, который возглавлял конструкторский отдел серийных автомобилей, считаю своими учителями, во многом благодаря их доверию и помощи я состоялся как специалист.

Начал с компоновки систем охлаждения отопления. Мне, считаю, повезло, потому что в них входит много компонентов, а компьютеров тогда не было. Корпус машины в масштабе 1:1, и многие узлы, агрегаты прорисовывались на плазе, с очень высокой точностью конструкторами-кузовщиками высочайшей квалификации. Немало поползать по этому плазу довелось и мне, в результате очень быстро узнал практически все составляющие машины, взаимосвязь узлов, агрегатов и механизмов. Впоследствии эти знания очень мне пригодились.

Диктует время

— С чего начинается новая модель?

— Естественно, с замысла, который должен быть адекватен времени, в котором мы живем, и политической обстановке, складывающейся в мире. Если после Великой Отечественной реальной угрозой считали возможность третьей мировой войны, то сейчас ситуация коренным образом изменилась, и реальная угроза — это локальные военные конфликты. Соответственно, изменились требования к защитным свойствам техники — если раньше требовалось особенно надежное прикрытие экипажа спереди, то в локальных конфликтах, когда нападение противника возможно со всех сторон, очень сильная защита нужна также со всех сторон. В этом случае и специальные характеристики, и подвижность должны быть выше. С учетом всего этого закладывается общий облик машины. Тем, кто разрабатывает технику, просто необходимо обладать особенным мышлением, помогающим представлять в уме не только агрегат или узел, а всю машину целиком. Всем коллективом работаем над воплощением идеи в чертежи, в опытном производстве строим образцы, которые проходят несколько этапов испытаний, причем в жестких условиях — по танковой трассе, в горах, в различных климатических условиях...

— Вы и с военными общаетесь, чтобы машина получилась такой, как нужно заказчику...

— Само собой разумеется. Когда я работал главным конструктором, был лично знаком с министрами обороны, с главкомами войск. Конечно, выезжал в воинские части, в Чечню, чтобы увидеть технику с боевыми повреждениями. И сам водил практически все свои машины, чтобы почувствовать их поведение в той или иной ситуации. Очень много полезной информации дают нам, конструкторам, люди, участвовавшие в боевых операциях.

Например, военные, эксплуатировавшие БТР-70, неоднократно говорили, что бензиновый пожароопасный двигатель необходимо заменить дизельным, к тому же более мощным. Когда такой двигатель разработали на КамАЗе, мы приступили к созданию БТР-80. Первые машины направили в Афганистан, и там они получили высокую оценку. Этот бронетранспортер и сейчас выпускается на Арзамасском машиностроительном заводе, заказы на него поступают и от армий зарубежных стран.

Помните, в апреле 1986 года произошла чернобыльская трагедия? Тогда нам было поручено изготовить спецтехнику для работы в условиях повышенной радиации. После того, как Игоря Сергеевича Мухина назначили директором НТЦ ГАЗ, обязанности главного конструктора серийных автомобилей и, соответственно, ответственность за данный проект возложили на меня. Надо признать, что это для всех — и для конструкторов, и для производственников — был труд, без преувеличения, по меркам военного времени. Работали круглые сутки. Опыта по созданию такой спецтехники не было, но пришло решение облицевать обитаемые отделения машин листами из свинца, что позволяло ослабить радиацию в 30- 40 раз. Свинцовые листы помещались между двумя стальными, монтаж их происходил сверху через проемы, вырезанные в крыше. Проработали мы и конструкцию, которая закрывала пол и все щели в машине.

— Александр Григорьевич, а какая из разработок для вас самая-самая?

— Пожалуй, БТР-90 «Росток». По сути, это класс новых машин, здесь применено много современных решений, в том числе и оригинальная схема трансмиссии. Кратко суть предложения в том, что поток мощности от двигателя в гидромеханической коробке передач распределяется через дифференциальный механизм на два параллельных потока по бортам машины. При этом с помощью гидрообъемной передачи может обеспечиваться разность скоростей вращения по бортам, что позволяет в дополнение к повороту машины за счет 4 передних управляемых колес уменьшить радиус поворота вдвое.

Начинали практически с чистого листа, унификации никакой. Посудите сами, масса БТР-80 — 14 тонн, БТР-90 — за 20 тонн, вдобавок он еще должен быть плавающим. Вариантов выбора двигателя очень немного. Дело продвигалось достаточно сложно, к тому же наступили лихие 90-е. Финансирование регулярно задерживалось, опытные образцы изготавливались в течение двух лет. В результате БТР-90 приняли на вооружение Российской армии только в 2008 году. Прошедшее время подтвердило правильность этого выбора — на сегодняшний момент армии многих стран делают ставку на тяжелые колесные машины, а тогда мы были в числе первых.

Мечты должны сбываться

— Не знаю, согласитесь ли вы со мной, но у меня сложилось мнение, что всю сознательную жизнь вы работаете если не на войну, то на военные конфликты.

— Это абсолютно неверное мнение! В армии должна быть хорошая техника, человек с ружьем мало что сможет сделать сейчас. Без сильной армии не может быть сильной державы. Стоит только потерять паритет в вооружении, сразу же найдутся желающие прибрать к рукам слабое государство. Вспомните ситуацию в Югославии, в Ираке... Так что спецтехника, повторю еще раз, развивается сообразно обстановке в мире. Мы работаем не на войну, а на сильную армию, которая способна защитить свою страну и мирную жизнь граждан. Думаю, никто не станет спорить, что Россия для многих — лакомый кусок: здесь и огромные природные богатства, и леса, и пресная вода. Попомните мои слова, в будущем за воду будут биться...

— Александр Григорьевич, помимо военных машин вы разрабатывали и технику для народного хозяйства.

— Да, был такой период, в 90-е годы многие предприятия перешли, скажем так, на конверсионные рельсы и тем самым компенсировали потерю военных заказов, сумели сохранить коллективы, производство специальных узлов и агрегатов. Используя базовые решения, которые применялись при изготовлении военной спецтехники, наши конструкторы создали высокотехнологичную продукцию гражданского назначения для работы в экстремальных условиях. Это автомобили, имеющие в дополнение к основному еще и железнодорожный ход, лесной сортиментовоз, вездеходная плавающая машина для перевозки пассажиров, плавающий грузовик...

— А есть ли такая машина, которую вы хотели бы создать?

— Да, есть, и сейчас я усиленно работаю над этим проектом. Больше, по понятным причинам, сказать не могу. Сделав выбор в юности, я ни разу не пожалел об этом, не изменил своей профессии. И до сих пор считаю, что без развития машиностроительной отрасли невозможен прогресс общества в целом, поскольку она аккумулирует в себе многие достижения из других областей науки и техники. Создавая военную технику для Российской армии, мы помогаем сохранить мирную жизнь людей в нашей стране.

— Спасибо за интересный рассказ.

Ирина КУЛЬКОВА. • Фото из архива А. Г. Масягина

 

Во имя Отечества

Сегодня, 16 февраля, исполняется 70 лет со дня рождения Александра Григорьевича Масягина, при непосредственном участии и под руководством которого в кратчайшие сроки были разработаны новые поколения машин — колесных и гусеничных бронированных, многоцелевых и конверсионных, проведена глубокая модернизация стоящих на снабжении в Российской армии бронетранспортеров (БТР), бронированных разведывательно-дозорных машин (БРДМ).

Трудовая биография А. Г. Масягина тесно связана с конструкторско-экспериментальным отделом (далее управление конструкторских и экспериментальных работ ОАО «ГАЗ»), Арзамасским машиностроительным заводом и Военно-инженерным центром ООО «Военная промышленная компания», где Александр Григорьевич и по сей день занимается разработкой новых образцов автобронетехники для Российской армии в качестве заместителя директора департамента проектирования продукта ООО «ВИЦ».

Александр Григорьевич прошел все ступени профессионального роста: от инженеpa-конструктора до главного конструктора серийных автомобилей. Следует отметить и его неоценимый вклад в дело создания самостоятельного конструкторского подразделения на Арзамасском машзаводе.

Вклад А. Г. Масягина в развитие конструкторской мысли, укрепление обороноспособности государства отмечен многими наградами. Среди них — орден «Знак Почета», медаль «За трудовую доблесть», знак Министерства обороны РФ «За создание бронетанкового вооружения и техники», знак Федеральной пограничной службы РФ «За заслуги в пограничной службе», он удостоен званий «Заслуженный конструктор « РФ», «Заслуженный автозаводец». А. Г. Масягин имеет 32 авторских свидетельства и патента на изобретения и промышленные образцы.

Творческий потенциал Александра Григорьевича, энергия и воля к воплощению спроектированных конструкций служат образцом для молодых конструкторов, с которыми он щедро делился и продолжает делиться богатыми традициями отдела. Его воспитанники Ю. Н. Королев, Ю. Н. Зеленов, В. В. Ершов, Н. М. Воинов, О. Н. Ладыгин, М. Ю. Киреев, С. А. Гусев и другие, сегодня занимают ведущие позиции в ООО «ВИЦ».

Сочетая высокую требовательность к себе и подчиненным с редким обаянием и отличным чувством юмора, этот замечательный человек снискал заслуженный авторитет на заводах отрасли, у руководства Министерства обороны и Министерства внутренних дел России.

От имени тех, кому посчастливилось работать вместе с Александром Григорьевичем Масягиным, сердечно поздравляем, юбиляра! Желаем ему, конструктору по призванию, человеку, посвятившему свою жизнь созданию военной техники, стоящей на страже мирной жизни в нашей стране, крепкого здоровья, благополучия и дальнейших творческих успехов!

Е. КУДРЯШОВ, управляющий директор ООО «ВИЦ».

Ю. КОРОЛЕВ, директор департамента проектирования

продукта – главный конструктор ООО «ВИЦ».

Возможно, Вам будут интересны следующие статьи:

Количество общих ключевых слов с данным материалом: 2
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
1 Верность выбранной профессии Верность выбранной профессии // Арзамасский машиностроитель. – 2005. – 9 авг.
2 Масягин Александр Григорьевич Дроздова Н. Масягин Александр Григорьевич : [интервью с главным конструктором серийных автомобилей ГАЗа] // Один из нас : телевизионные портреты автозаводцев (1995-97 гг.) / Н. Дроздова. – Нижний Новгород, 1997. – С. 116-1118
Количество общих ключевых слов с данным материалом: 1
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
3 Завод судьбы Целибеев Е.П. Завод судьбы :[о заместителе генерального директора ГАЗ Е.П. Цибереве] // Автозаводец. – 2022. – 17 марта (№11). – С. 15. – (Юбилей).
4 Аллея славы Творцы истории : [Аллея славы выдающихся автозаводцев пополнилась еще шестью именами] // Автозаводец. – 2021. – 30 сент. (№ 39). – С. 6. – (Жизнь замечательных людей).
5 Мастер библиотечного дела Мастер библиотечного дела : [о директоре технической библиотеки ГАЗ Е.П. Шишиной] // Автозаводец. – 2021. – 30 сент. (№ 39). – С. 16. – (Память).
6 В ответе за завод Андайкин С. В ответе за завод : [о Н.Ф. Гридине – директоре Завода коробок скоростей] // Автозаводец. – 2021. – 27 мая (№ 21). – С. 15. – (Юбилей).
7 Человек двух стихий Андайкин С. Человек двух стихий : [о ветеране войны автозаводце В.И. Миронове] // Автозаводец. – 2021. – 6 мая (№ 18). – С. 16. – (Наши ветераны).
8 В гуще людей и событий Андайкин С. В гуще людей и событий : [о председателе совета ветеранов ГАЗ В.Н. Свешникове] // Автозаводец. – 2021. – 18 февр. (№ 7). – С. 14. – (Жизнь замечательных людей).
9 Главная ценность завода Главная ценность завода : [о бывшем заместителе генерального директора ГАЗ по кадровым вопросам А.В. Строганковой] // Автозаводец. – 2020. – 19 нояб. (№ 47). – С. 14. – (Жизнь замечательных людей).
10 Новатор автомобильной промышленности. Об Иване Ивановиче Киселёве генеральном директоре ГАЗа Киселева Е. Новатор автомобильной промышленности. Об Иване Ивановиче Киселёве генеральном директоре ГАЗа : [о знаменитом директоре ГАЗа пишет его правнучка в рамках культурно-познавательного проекта "Я открываю Нижний Новгород"] // Нижний Новгород. – 2020. – Специальный выпуск: Трудовая доблесть. Моя семья в истории Нижнего Новгорода. – С. 260-262.

Страницы