Артиллерийский снайпер

Важное объявление

Уважаемые читатели!

С 6 июля все библиотеки начинают свою работу в соответствии с Приказом Департамента культуры администрации города Нижнего Новгорода от 03.07.2020 г. № 67 в ограниченном режиме.

Прием посетителей будет осуществляться только по предварительной записи на выдачу/сдачу книг. При посещении библиотек обязательно соблюдение санитарных требований: иметь маску, перчатки и соблюдать дистанцию 1,5 метра.

Предварительная запись на приход читателей в библиотеку (в т. ч. для детей до 14 лет, детей до 10 лет в присутствии родителей или законных представителей) и предварительный заказ книг осуществляются на сайте по форме «Предварительная запись в библиотеку» и по телефонам библиотек.

Обращаем ваше внимание: предварительная запись на приход в библиотеку и предварительный заказ книг считаются оформленными только после подтверждения библиотекарем посредством телефонной связи или электронного письма.


Комиссаров А. Артиллерийский снайпер : [о Гришине А.Е.] // Кавалеры Ордена Славы-горьковчане / [ред.-сост. И.В. Сидорова]. – Горький, 1970. – С. 90-97

В самый канун войны окончил Саша Гришин Порецкое педагогическое училище. Порецкое — это пограничный с Горьковской областью районный центр Чувашской республики. Училище имело славную историю. Оно было создано по инициативе Ильи Николаевича Ульянова и называлось в ту пору учительской семинарией. Хорошо подготовился к учительской работе Александр Гришин, но в первые же дни войны молодой педагог становится курсантом Московского Краснознаменного артиллерийского училища.

В сентябрьскую ночь 1941 года курсант Гришин выполнял боевое задание. Находился там, где немец сыпал бомбы особенно густо. В дыму и огне, среди рушащихся стен, криков и стонов, почувствовал, будто гвоздь прошил подошву... Оторвало парню два пальца на левой ноге. Потом бывалые солдаты беззлобно подшучивали: «Спишут тебя по чистой. Какой теперь из тебя солдат?! И походка: не ать-два, ать-два, а рупь двадцать, рупь двадцать». В запасном артиллерийском полку, в Уфе, на первых порах Гришин действительно «припадал». А потом втянулся — пошло! Выправляться стала походка. Подучился — и попал на Волховский фронт. Назначили Гришина командиром 45-миллиметрового орудия. Часть заняла крепкую оборону. Установилось затишье: стычки местного значения, короткие артобстрелы не в счет. Гришин отрабатывал со своим расчетом технику стрельбы, взаимодействие, учил других, учился сам.

Однажды завязалась артиллерийская перестрелка. Вражеский снаряд лег рядом с «сорокапяткой». Взрывная волна подхватила Гришина кверху, бросила оземь. Опасная контузия: повреждение мозговой ткани. Осколок пробил правое легкое. Кроме того, ранение в руку. После лечения комиссовали: полностью непригоден к военной службе. Так 22 августа 1942 года демобилизовали молодого артиллериста «по чистой». Вернулся фронтовик домой, а живого немца в глаза не видел.

В своем колхозе в деревне Бегичево Сеченовского района определился Александр бухгалтером. Но настоящая война не обошла стороной Гришина. Молодость взяла свое: прекратились головные боли и припадки; осколок, глубоко засевший в правом легком, беспокоил все меньше и меньше.

В начале 1943 года Сеченовский райвоенкомат призвал Александра Гришина под боевые знамена. Попал он в 83-й гвардейский стрелковый полк. Костяк полка — сталинградцы из знаменитой 62-й армии прославленного генерала В. И. Чуйкова. В дивизионе 76-миллиметровых полковых пушек стал Александр командиром орудия. А расчет у него подобрался такой: наводчик Николай Королев отлично выдержал боевой экзамен в Сталинграде, подносчик Гулый воевал мало, считай, что новичок, узбеку Утилинову — заряжающему — и казаху Рахматтулину — замковому — по восемнадцати лет, совсем необстрелянные.

Июль подходил к концу. 83-й гвардейский стрелковый полк с боями прорвался к Северному Донцу. Часть получила задачу: с ходу форсировать реку, закрепиться на вражеском берегу, удержать пятачок до подхода основных сил. Получил боевое задание и командир орудия Гришин — подавить прямой наводкой огневые точки противника на правом берегу, обеспечить огнем переправу десанта. Расчет Гришина успел сделать только один выстрел. И вот уже потери: будто ножом располосован правый рукав гимнастерки у Королева и из обнаженной руки хлещет кровь. Лежит без сознания подносчик Гулый. Наскоро перевязав Королева, командир расчета оказал первую помощь Гулому и — бегом к орудию. Пушка снова начала стрелять.

Недели полторы-две спустя командир 83-го гвардейского стрелкового полка, прикрепляя к гимнастерке Гришина медаль «За отвагу», сказал:

— За образцовое выполнение боевой задачи по обеспечению форсирования Северного Донца,— и добавил:

— Молодчина! Носи на страх врагам. На батарее заметили: у тебя верный глаз, тонкий глаз. Действуй так и впредь.

В 1944 году 8-я гвардейская армия (бывшая 62-я) вела упорные бои на украинской земле. Огнем и колесами, как принято говорить у артиллеристов, поддерживал пехоту дивизион 76-миллиметровых орудий. Выбывали из строя люди, прибывали в орудийный расчет новые. Все чаще и чаще приходилось выполнять необычные задания: пушку выкатывали на руках и прямой наводкой расчищали проходы, уничтожая вражеские укрепления, его живую силу и технику. Тонкая работа Гришина и его расчета вызывала восхищение даже у самых бывалых артиллеристов дивизиона. Удачлив парень! Выкатит пушку прямо перед немцем и лепит в «яблочко»! А пока там опомнятся, его и след простыл. «Не всю же войну мне быть неудачником», — думал про себя Гришин.

Удачлив... В удачниках и счастливчиках ходят на войне обычно самые умелые, смелые и дерзкие. Обладая такими качествами, они добиваются успеха потому, что в его основе лежат и неожиданность действия, и трезвый расчет, и отличное знание боевой техники, ее возможностей. И конечно, тщательная подготовка к боевому заданию. Именно таким «почерком» характеризовались действия гвардии сержанта Гришина.

...В системе вражеской обороны местечко Бузулук, что на Днепропетровщине, играло, очевидно, важную роль. Бой за этот населенный пункт носил исключительно упорный характер. Во время артподготовки сержант Гришин действовал со своим орудием по расчистке минного поля. Перед рывком пехоты к первой траншее врага Гришину удалось накрыть огнем минометную батарею, которая замаскировалась у полуразрушенного каменного сарая и причиняла большой урон нашим стрелковым подразделениям. Когда первая траншея была занята, стрелки и автоматчики залегли. Нельзя было поднять головы: фланговым и фронтальным огнем враг поливал каждый метр земли. А местечко Бузулук — вот оно, рядом. Перед ним остатки минометной батареи, воронки с грязно-коричневой жижей на дне, снег, обильно смешанный с копотью. Холодно. Мерзко. Комполка, который не так давно вручал Александру медаль «За отвагу», подозвал сержанта к себе:

— Ну что, гренадер, ночевать в поле будем?

— В поле пусть фриц ночует, товарищ майор, — отшутился Гришин. — А нам бы вон туда, под крыши...

А что, если?.. Свой план Гришин, удивляясь своей смелости, изложил коротко, но толково командиру полка.

План был такой: вместе с командиром второго расчета Петром Ивкиным они выпрягают лошадей и на руках выкатывают орудия для стрельбы прямой наводкой по блиндажам врага. Как? Лучше всего подтащить их незаметно к каменному сараю, переждать в укрытии, а потом как можно скорее выкатить метров на 50—100 вперед. Опасно, но зато неожиданно для врага. Ошеломить его дерзким действием!

Волнующий момент! Впереди изготовилась для решительного рывка наша пехота. Но сейчас она прижата к земле. Из трех амбразур дзотов, из траншей враг поливает огнем. Утопая в грязи по щиколотку, но действуя четко и сноровисто, катят артиллеристы свои пушки. Триста, двести пятьдесят метров. Ударили по щиткам первые пули. Но заговорили пушки. В воздух вместе с кучами земли взлетели бревна блиндажей, доски... Полк расположился на ночь в местечке Бузулук. В газете 8-й гвардейской армии 3-го Украинского фронта о сражении у местечка Бузулук рассказывалось в большой заметке «Снайпер-артиллерист». Так назвал автор командира орудия Александра Гришина. Он действительно поражал цели со снайперской точностью.

Первым орденом Славы в 83-м гвардейском полку наградили сержанта Александра Гришина.

Все дальше и дальше на Запад катилась война. Дни и ночи, недели и месяцы жестоких изнурительных боев. Позади Днепр, Днестр, множество больших и малых рек, которые пришлось форсировать гвардии старшему сержанту Гришину. На его боевом счету подбитый «тигр» и два средних вражеских танка, десятки уничтоженных гитлеровцев, подавленные метким огнем минометные батареи, огневые точки. ...Эта короткая артиллерийская дуэль не описана в газетах, о ней, возможно, не упомянули даже в штабных донесениях. Но Александр Гришин помнит ее и по-сей день.

А было так. Форсировав водную преграду, подразделения 83-го гвардейского стрелкового полка захватили плацдарм на правом берегу. Враг прижал наших десантников таким плотным огнем, что ни пошевелиться, ни поднять головы было нельзя. Особенно беспокоили пехоту две автоматические зенитные батареи, которые гитлеровцы приспособили для поражения наземных целей. Огонь с левого берега успеха не давал. На плацдарме просили: «Заставьте, наконец, их замолчать! Иначе нам — труба!» Гришин снова получает специальное боевое задание. Его пушка переправляется на правый берег первой. Артиллерист, замаскировав орудие, приглядывается, оценивает обстановку» потом принимает решение. Немыслимо дерзкое! Пушка на руках молниеносно выкатывается на открытую позицию. До вражеских батарей буквально 200 метров. Гришин в упор расстреливает зенитные батареи. А когда враг открыл стрельбу тяжелыми снарядами из глубины обороны, расчет Гришина откатил орудие за бугор.

Тяжелые будни войны. Каждый боевой орден омыт кровью, твоей ли собственной, кровью ли товарищей по оружию. И этот... орден Славы II степени.

83-й гвардейский стрелковый полк уже подходил к пограничной реке — Западному Бугу. Противник занял прочную оборону под селом Пародубы. Вокруг села он возвел целую систему огневых точек. Степь, слегка всхолмленная, затрудняла продвижение вперед. Наша пехота подтягивалась для решительного броска по длинным, но редким в этих краях балкам с круглыми склонами, поросшими густой, уже начавшей желтеть травой. Когда головное подразделение уперлось в крутую дамбу, перепоясавшую балку и служившую, очевидно, в мирное время плотиной искусственного водоема, боковой дозор сообщил: дамба пристреляна так плотно, что проскочить ее можно только под покровом темноты.

Командир роты принимает смелое решение: отвлекающим маневром небольшой группы вызвать огонь противника, а тем временем основные силы подразделения по сигналу стремительным броском преодолеют опасный участок и скатятся в балку по противоположной стороне дамбы. Все было рассчитано и предусмотрено. Но враг тоже не дремал. Когда Гришин круто осадил коней у самого основания насыпи, то увидел: по крутому склону дамбы катились наши солдаты. «Не проскочили!» — заключил Гришин. Взяв с собой наводчика, Гришин полез по крутому склону дамбы наверх. Тщательно замаскировавшись, артиллеристы наблюдали за степью. Нет, не такая уж она ровная. Вон слева холмик, а метров двести правее — второй. Холмиков было немало, но почему-то эти два привлекали особое внимание Гришина. Чутье, выработанное боевым опытом, подсказывало ему, что именно там могут быть огневые точки. Он оказался прав: холмики вдруг заговорили коротким, но сильным  огнем.

Спустились вниз, передохнули немного. Для Гришина было ясно: тащить пушку обходным путем, тем самым, по которому двинулась пехота, чтобы пересечь дамбу, нельзя. Тут же перебьют весь расчет, размолотят орудие. А другого пути, пожалуй, не отыщешь, склон дамбы такой крутой, что и сотня рук не втащит пушку наверх. Это знали фашисты. Когда Гришин стал коротко излагать свой план командиру дивизиона, прибывшему сюда, тот, задрав голову, окинул взглядом склон дамбы, потом недоверчиво покосился на Гришина.

— Гм... С террасками, говоришь? На веревках — по-бурлацки? Затея интересная, но осилишь ли? Сорвется твое орудие, народ передавит.

— Не сорвется. Веревки у нас крепкие, и народу вполне хватит.

И вот в крутой горе откопана одна терраска, другая... Вбиты металлические сваи, протянуты веревки. Пушка, облепленная солдатами, медленно, словно нехотя, тронулась в гору. Натянулись веревки — принялась за работу подмога, посланная на терраски. Пушку тащили в гору двойной, даже тройной тягой. Словно из колодца вдруг вынырнул перед немцами хобот 76-миллиметрового орудия. В самом неожиданном месте! Появись перед амбразурами вражеских дзотов живой слон, немцы удивились бы не больше. На это и рассчитывал Гришин. Он начал в упор расстреливать огневые точки врага. Поразил первыми же выстрелами, недаром его расчет славился снайперской стрельбой, а сам командир — специалистом по прямой наводке.

А в наградном листе о подвиге командира орудия сказано всего две строчки: «В наступательном бою 18.7.44 г. при прорыве обороны противника его орудие прямой наводкой под с. Пародубы уничтожило два пулемета и до взвода пехоты противника».

Во всех наградных листах, где коротко рассказывается, когда, где и за что Александр Ефимович Гришин награжден орденами Славы, неизменно повторяются слова: «перекатывал орудие на своих руках, уничтожал живую силу и технику врага прямой наводкой, вел огонь исключительно метко», «действовал решительно, смело», «проявлял завидную находчивость», «в критические минуты находил единственно правильное решение и часто личной отвагой, дерзостью упреждал действия врага, ошеломлял его и выходил победителем».

И когда называли его в газетных заметках и так, между собой, работягой, гроссмейстером прямой наводки, снайпером артиллерийского огня, то была в этом солидная доля правды, если не вся правда целиком.

Войну Гришин закончил в Берлине. В ожесточенных уличных боях он командовал уже батареей. Уничтожал пулеметные и огнеметные точки, выкуривал из подвалов гитлеровскую нечисть, пробивался к рейхстагу. Воевал без передыху почти месяц. Тяжко приходилось: что ни дом — то крепость.

За умелое руководство батареей Гришину присвоили звание младшего лейтенанта. Последняя боевая награда артиллериста — орден Отечественной войны.

Ветеран войны, член КПСС с 1944 года, Александр Ефимович Гришин вырастил себе достойную смену. Оба его сына — Алексей и Сергей — служат в Советской Армии. И отец ими доволен.

Арк. КОМИССАРОВ

Возможно, Вам будут интересны следующие статьи:

Количество общих ключевых слов с данным материалом: 1
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
1 От Орла до Праги Зотов В. От Орла до Праги : [о Кургузове И.Е.] // Кавалеры Ордена Славы-горьковчане / [ред.-сост. И.В. Сидорова]. – Горький, 1970. – С. 137-144
2 Совершеннолетие Тельной И. Совершеннолетие : [о Константинове С.И.] // Кавалеры Ордена Славы-горьковчане / [ред.-сост. И.В. Сидорова]. – Горький, 1970. – С. 111-121