Пробег. Дневник Фаины Стекловой. Часть 2

Важное объявление

Пробег. Дневник Фаины Стекловой : [о Памирском пробеге горьковских автомобилей в 1936 году] // Земля Нижегородская. – 2011. – 10 июня (№ 24). – С. 17. – Продолж. Нач. 2011 в № 23.

Без местных проводников можно и заблудиться.

Плоскогорье Усть-Урт переходит в долину Алан, заросшую саксаулом, и в этой долине мы встречаем второй и последний пресный колодец, вернее, не колодец, а подземное озеро, имеющее несколько выходов. Легенда говорит, что верблюд, упавший в это озеро, выплыл в другом, за 44 километра отсюда. Спускаемся к воде на глубину около 10 метров. Вода холодна и чиста, по берегу растут камыши. Купаемся, затем жарим на огромной сковороде жаркое из мясных консервов.

Утром на небе ни облачка. Ночной дождь испортил нам все. Вместо асфальта такыра — вязкая грязь. Идем по берегу, блестящему, как серебро, от соли.

Там, где на карте синее пятно — озеро Ай-Бутир, мы видим глубокое сухое дно. Обрыв берега местами больше 60 метров. Когда русло Аму-Дарьи проходило здесь, озеро было полно воды. Изменила ли свое течение капризная Аму-Дарья или, как гласит предание, отвели воды в другое русло, только она стала виновницей того, что вода исчезла. Машины скачут по каменистым буграм. Только удивляешься, как терпят рессоры наших комфортабельных «М-1».

Ничто не вечно. Пустыня кончилась. Туркменские кибитки, арыки и пыль, ужасная, все поглощающая лессовая пыль сменяет бездорожье Усть-Урта. Арыки, арыки без конца. Сами делаем мосты, засыпаем землей канавы, и только поздно вечером перед нами во тьме встают стены старого города Куня-Ургенч.

Из путевого журнала

16 июня. Селение Копеклы. Отсюда колонна вступает в пески Каракумов.  Машины попадают в самум. Ураганный ветер поднимает тучи песка. Медленно продвигается колонна по барханам, окутанным песчаным вихрем. Сквозь песчаную завесу еле пробивается свет солнца. Жара достигла 68 градусов. Пить! Жесткая норма — 2 литра воды на человека.

17 июня. В центре пустыни красный выцветший флаг. Его водрузили здесь в прошлом году отважные конники Туркмении. Колонна преодолевает одну гряду барханов за другой. К концу дня на горизонте несколько строений. Первые люди, встреченные в пустыне, — рабочие серного рудника Дарваза.

18 июня. Третьи сутки машины форсируют пески Каракумов. Советские лимузины «М-1» прекрасно чувствуют себя в песках. Они взлетают на высокие барханы без особого напряжения. К вечеру в синей дымке горизонта горы. Неужели опять обычный мираж?..

Колонна въезжает в столицу Туркмении Ашхабад.

Никто нас не встречает. Никто не верил в реальность этой экспедиции. Дерзкий план выполнен. Колонна прошла через Центральные Каракумы быстрее, чем телеграмма на Ташауз, извещающая Ашхабад о старте. Машины в прекрасном состоянии.

Быстрее телеграммы

Ташауз. Зелень, арыки, а рядом огромные серые барханы. Здесь будут испытываться наши машины, прежде чем вкусить всю прелесть каракумских песков. Что-то даст испытание? Приезжает весь в пыли Куракин и на наш молчаливый вопрос говорит с улыбкой: «Как-нибудь проберемся».

Опять, как в Гурьеве, наполняем водой все термосы, баки, бочки. Грозно покрикивает Кармен, наш водный контролер, он же кинооператор и корреспондент газет. Два литра воды на человека в день — таков суровый закон пустыни. Проводим беседу в полку с бойцами о пробеге, о новых машинах. Грачев и Куракин рассказывают о том, как строят новые советские машины. Вечером выходит походная стенновка.

В 4 часа дня колонна выходит на Ильялы. Солнце садится, когда мы подходим к поселку. Подтверждаем свое пребывание последними телеграммами. Дальше мы будем несколько дней отрезаны от мира.

Долго помним мы Ильялы, аллею акаций с разостланными коврами и горячий, как огонь, кок-чай. Водный контролер еще не приступил к своим обязанностям, и каждый старается напиться на несколько дней. Совещаемся с проводниками — как идти, в каком направлении, как добраться до серных рудников. Уже в темноте доходим до маленького кишлака Купеклы. Около чайханы ставим машины и раскладываем спальные мешки. Ночью на лицо падает несколько капель дождя. Дождь в Каракумах — это равносильно снегу в Южной Африке.

Утром начинается сильный ветер, и под его вой мы вступаем в пески. Неприветливо встречает нас пустыня, тучи песка обрушиваются на нас со всех сторон. Очки не спасают глаз. В серой полумгле колонна ощупью пробирается по барханам. Вот они, эти черные пески, гроза автомобилистов!

Идти трудно, но все-таки можно, если идем. Кончаются голые серые барханы, и к нам тянутся сухие пальцы саксаула. Зеркальная поверхность «М-1», несмотря на всю осторожность водителей, получает первые царапины от этих пальцев, жестких, как железо. Подъемы, подъемы без конца, отвесные спуски.

Вот тут-то обе «М-1» показывают свое преимущество перед остальными машинами. Легко взмывают они на барханы. Последним машинам достается тяжелей — они идут по разбитой глубокой колее.

Ночь застает на ровной площадке высохшего озера. Здесь на нас производится первое нападение большой рыжей фаланги. Это первая встреча, опасность которой мало кто знал, и она чуть не кончается трагически. Мы пытались поймать фалангу руками. Удар ножом опытного «пустынника» Хуснутдинова, нашего сменного командора, предотвращает несчастье. Укус фаланги в это время года смертелен.

***

Второй день едем песками. Никаких признаков жизни. Только змеи да ящерицы зем-зем, достигающие длины до 2 метров. Но вот появляются птицы, значит, где-то вода. Прошли около 250 км песками, сворачиваем направо и подходим в Дарвазинским серным рудникам. Жители смотрят на наши машины с удивлением. Не задерживаясь, идем дальше.

Говорят, что отсюда идет автомобильная дорога до Эрбента. Убеждаемся, что дорога действительно автомобильная, но очень разбитая, сплошные пески и крутые повороты. Темь ужасная, начинается гроза. Дорога кажется бесконечной. Однако, когда уже потеряна всякая надежда, мы вылетаем на ровный такыр и видим перед собой огни Эрбента. Через полчаса усталые, но счастливые, мы с наслаждением пьем кок-чай и слушаем голос Утесова.

Помнится, еще в период подготовки к пробегу ашхабадцы посылали нам в Горький молнию за молнией: «Не выезжайте, не проедете через центр Каракумов». Но мы все-таки прошли. И теперь на тенистых улицах Ашхабада расспрашиваем встречных, где можно поставить машины и переночевать.

День спустя мы стартуем на Мерв.

От Мерва дорога идет через южные Каракумы. Чарджуй неожиданно балует нас хорошим шоссе. Наш дальнейший путь преграждает Амударья, за которой начинается Узбекистан, зеленая Ферганская долина, родина хлопка.

Из путевого журнала

20 июня. Машины идут вдоль границы Ирана. Сегодня Москва хоронит великого пролетарского писателя А. М. Горького. Участники пробега — горьковские динамовцы — останавливают машины в степи. Троекратный траурный салют из шестнадцати винтовок раздается в тотчас, когда столица провожает к Кремлевской стене урну великого земляка.

21 июня. От Мерва на Чарджуй колонна пересекает с запада на восток Южные Каракумы. Горы сыпучих песков высотой с пятиэтажный дом. Машины с разгона взлетают на огромные барханы. Часто участникам пробега, обессиленным от нестерпимого зноя и жажды, приходится прокладывать дорогу из ветвей саксаула и перетаскивать на руках машины через песчаные горы.

22 июня. Поздно ночью приходит колонна в Чарджуй. Южные Каракумы преодолены.

24 июня. Бухара. Участники пробега одновременно с группой экскурсантов-колхозников осматривают дворец последнего эмира.

25 июня. Самарканд. Машины идут мимо прекрасных памятников восточной старины: гробницы легендарного Тимура, мечетей Регистана, Шак Зинда.

28 июня. Машины прибыли в Ош. Киргизия — восьмая республика на пути автопробега. Отсюда машины пойдут через горные  перевалы советской Крыши мира на Хорог. Детальный осмотр машины, проверка тормозов, рулевого управления. Все автомобили, в том числе и гордость пробега — лимузины «М-1», не требуют ни малейшего ремонта.

30 июня. Машины встречают восход солнца в горах Памира. На высоких перевалах снег. После зноя пустынь участники кутаются в меха. Ночуют на N-ской погранзаставе.

Машины не откажут

Пустыня кончилась на том берегу Амударьи, в Чарджуе. Впереди Ферганская долина. От Фараба нас ведет сменный командор Узбекистана. Рано утром выходим на Бухару. Скоро застигает стихийное бедствие — отсутствие мостов через арыки... И вброд, и вплавь бросаются машины; чиним мосты, воздвигаем новые. Право, кой-кто из нас после этих дней с успехом может менять профессию. А главное — строим-то мосты скоро, дешево и буквально «из ничего».

Арыки и пыль. Кстати, о пыли... Это не та пыль, которую мы привыкли видеть и ощущать у себя дома. В этой пыли машины утопают по ступицы и выше; пыль разлетается от машин и нависает над дорогами. Мы ждем, пока она рассеется. Но ждать можно и час, и два — она висит, как грозная неизбежность. Мелкая—мелкая желтая пыль — в глазах, в ушах, во рту, всюду. На лицах словно надеты желтые маски — порой мы не узнаем друг друга.

При въезде в Бухару встречаем колодец. Под навесом седобородый старик в тюбетейке — владелец колодца. Начинается, говоря языком водного контролера, «безумная трата воды» на умывание. Звонко стучат монеты, брошенные на дно каменного корыта с водой. Вода в Средней Азии ценится дороже всего на свете.

Едва-едва пробираются машины по кривым узеньким уличкам Старой Бухары. Но если тесно машинам, то какое раздолье кинооператору!

Остановка в Бухаре длится не более 2 часов. При выезде из города мы сворачиваем направо; здесь в стороне расположен бывший дворец эмира бухарского, отданный теперь под городской музей. Дворец поражает изяществом внутренней отделки — мозаика, керамика; тронный зал, отделанный белым деревянным кружевом по зеркалу, создает полное впечатление ажура. Все это легко и воздушно. Огромный фруктовый сад, сводчатая аллея, обвитая виноградом, бассейн-пруд, где когда-то купались более 200 обитательниц ханского гарема.

Дорога на Самарканд — это тучи пыли. Не доходя до Самарканда, мы, разыскав в темноте ровное место, становимся на ночлег. Утром оказалось, что мы на берегу канала Нарпай, умываемся по этому поводу и спешим в Самарканд.

Самарканд — это город старинных гробниц, замков и памятников. Мы проезжаем мимо гробницы Тамерлана, называемой Гур-Эмир-Тимур (могила Эмира Железного), жившего в XV веке, мимо развалин Шах-и-Зинда (могила царей). Все это было построено очень красиво, со множеством башен и куполов, с преобладающей небесно-голубой расцветкой. Слева возвышается замок Биби-Ханым. Высокая башня с мостиком уже начала разрушаться. Легенда говорит, что Тамерлан, заподозрив в измене красавицу жену свою Биби-Ханым, для которой был выстроен этот замок, сбросил ее с мостика башни вниз на камни.

Проходим старинные ворота Тамерлана, они ведут к реке Зеравшан. Простившись с провожавшим нас, переходим через мост, идем на Джезак.

Помнится, в пустыне мы страдали от недостатка воды — здесь мы страдаем от ее изобилия. Одна и та же горная речонка раз восемь попадается на нашем пути, и мы бредем за ней до рассвета. То ту, то другую машину захлестывает быстрым потоком.

Граница Таджикистана. Новый сменный командор ведет колонну по гостеприимной Таджикии. Всюду — в каждом кишлаке, в каждом городе — мы встречаем теплый, радушный прием, мы проходим под ковровыми арками. Цветы, цветы, цветы...

(Окончание следует.)

Редакция газеты благодарит директора музея истории ОАО «ГАЗ» Наталью Витальевну Колесникову за предоставленные фото Николая Добровольского.

         

Возможно, Вам будут интересны следующие статьи:

Количество общих ключевых слов с данным материалом: 2
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
1 Легенда ГАЗа для легенд СССР Алешин, А. Легенда ГАЗа для легенд СССР : [об автомобиле ГАЗ-24] / А. Алешин // День города. Нижний Новгород. – 2019. – 29 мая – 4 июня (№ 42). – С. 22.
2 Важная птица Гусев А. Важная птица : [о вечере в музее ГАЗ, посвященном 60-летию со дня запуска в серию легендарного автомобиля ГАЗ-13 «Чайка»] // Автозаводец. – 2019. – 31 янв. (№ 5). – С. 16-17
3 Шаги истории самой Шаги истории самой : [Электронный ресурс] : [история ГАЗа в датах] // Сайт www.biografia.ru. – Режим доступа: http://www.biografia.ru/nn/avtozavod29.html (дата обращения: 16.03.2017)
4 «Волга» — кроссовер Кальмансон Л. «Волга» — кроссовер : [ об автомобиле ГАЗ 24-95] // Автозаводец. – 2017. – 9 февр. (№ 15). – С. 4
5 Юбилей полуторки Шерстинский В. Юбилей полуторки : [история ГАЗа] // Автозаводец. – 2017. – 28 янв. (№ 10). – С. 2
6 Восемьдесят пять лет на ходу Бишлетов С. Восемьдесят пять лет на ходу : [о юбилее ГАЗа] // Патриоты Нижнего. – 2017. – 18 янв. (№ 2). – С. 16-17
7 Путешествие начинается Путешествие начинается : [история ГАЗа в датах. Январь] // Автозаводец. – 2017. – 17 янв. (№ 5). – С. 2
8 Под знаком юбилея Максимова И. Под знаком юбилея : [о праздновании 85-летия ГАЗа] // Автозаводец. – 2017. – 7 янв. (№ 1). – С. 1, 2
9 Имена, вписанные в историю Шерстинский В. Имена, вписанные в историю : [о Ю.П. Борякове, П.А. Бабиче, К.П. Пшенисновой, ветеранах ГАЗа] // Автозаводец. – 2016. – 27 окт. (№ 122). – С. 6.
10 «Мы готовы к выходу на мировой рынок» Штанов В. «Мы готовы к выходу на мировой рынок» : [интервью с М. Айбеком, генеральным директором корпорации «РМ» о перспективах развития продукции ГАЗа] // Автозаводец. – 2016. – 20 окт. (№ 119). – С. 1-2

Страницы