Память сердца

Важное объявление

Уважаемые читатели!

С 6 июля все библиотеки начинают свою работу в соответствии с Приказом Департамента культуры администрации города Нижнего Новгорода от 03.07.2020 г. № 67 в ограниченном режиме.

Прием посетителей будет осуществляться только по предварительной записи на выдачу/сдачу книг. При посещении библиотек обязательно соблюдение санитарных требований: иметь маску, перчатки и соблюдать дистанцию 1,5 метра.

Предварительная запись на приход читателей в библиотеку (в т. ч. для детей до 14 лет, детей до 10 лет в присутствии родителей или законных представителей) и предварительный заказ книг осуществляются на сайте по форме «Предварительная запись в библиотеку» и по телефонам библиотек.

Обращаем ваше внимание: предварительная запись на приход в библиотеку и предварительный заказ книг считаются оформленными только после подтверждения библиотекарем посредством телефонной связи или электронного письма.


Еремейцев-Паев В.П. Память сердца : [отрывки из воспоминаний известного поэта-автозаводца] // Автозаводец. – 2007. – 16 янв. – С. 3

Виктор Павлович ЕРЕМЕЙЦЕВ-ПАЕВ, что называется, коренной автозаводец, труженик тыла. Окончил ремесленное училище №1, работал в инструментальном производстве ГАЗа, на заводе коробок скоростей — слесарем, контролером... Его всегда тянуло к литературному творчеству, работе со словом. Трудился в редакциях газет "Горьковский рабочий", "Ленинская смена", "Горьковская правда". Дружбе Виктора Павловича с "Автозаводцем" — полвека. Наши читатели знают его как хорошего рассказчика, поэта. В течение 45 лет собирал Виктор Павлович материал для книги, документально-художественного сборника "Наша гордость — Автозавод". В. П. Еремейцев-Паев — лауреат, призер многих литературных конкурсов. Сегодня мы предлагаем отрывки из его воспоминаний. Это история в лицах, штрихи к "биографии" завода, судьбы простых людей.

...Война застала нашу семью, состоявшую из 5 человек (отец, мать, старший брат Геннадий, я и 6-летняя сестренка Рита), в городе Кондопога Карело-Финской ССР. Отца, работавшего столяром на мебельной фабрике и хорошо знавшего плотницкое дело, сразу мобилизовали, отправили за 70 километров вглубь тайги к финской границе на сооружение оборонительных укреплений, блиндажей, землянок, бараков, командных пунктов, строительство дороги, для которой прорубалась просека.

В середине июля мы с братом навестили отца и увидели, в каких тяжелых условиях вместе с такими же уже немолодыми людьми он работал. В маленьком таежном поселении мы пробыли 2 дня. Отец вставал чуть свет и уходил на работу. Его возвращения мы ожидали только на закате солнца. Вскипятив чай и наскоро перекусив, люди ложились спать. Но заснуть им не удавалось почти до рассвета. Полчища барачных клопов, комаров и другого гнуса не давали это сделать. Короткая ночь уходила на "оборону" и борьбу с этими кровососущими паразитами. Рабочие ошпаривали кипятком топчаны, жгли сухие еловые ветки, выкуривая эту нечисть. Ничего не помогало! Отец, укладывая нас спать на полу, предварительно обливал его вокруг матраса керосином. Он оберегал нас, как мог. Когда возвращался с работы, в первую очередь старался накормить. Уходя, не забывал приласкать, предупредить, чтобы были мы осторожны в тайге.

Опасаясь, что мы заболеем, отец вскоре отправил нас на попутной машине домой, предварительно собрав на болоте кошелку клюквы. Она оказалась очень кстати: внезапно заболела Рита, ее лихорадило, сестренка бредила: "Папа, папа! Папа, приезжай!" Эта грустная песенка осталась в моей душе навсегда — она как бы говорила о прощании с нашим дорогим отцом.

Он пробыл в тайге до конца июля. Второго августа ранним утром его вместе с сотнями других мобилизованных отправили в Петрозаводск, откуда после двухнедельной подготовки он попал на Ленинградский фронт. В конце августа мы получили от него письмо, в котором он сообщал, что находится под Великими Луками после стокилометрового марш-броска на кратковременном отдыхе, и что он, как и многие другие солдаты, сильно стер — до кровяных мозолей — ноги. Больше весточек от него не было, о дальнейшей его судьбе мы ничего не знаем. Первого сентября нам с братом выдали справки о том, что я переведен в 6-й класс, а Геннадий — в 8-й, при этом сказали, чтобы мы больше не приходили в школу — началась эвакуация населения Кондопоги. Последним в этот день был урок пения. В класс наш преподаватель пришел элегантно одетым, в строгом темном костюме, вместо галстука у него была бабочка, как у артистов, а в руках — необычный футляр, из которого он вынул скрипку. Многие из нас этот музыкальный инструмент видели впервые. Петр Петрович сказал нам, что сегодня мы разучим песню на слова Николая Языкова "Нелюдимо наше море" и что сначала он сыграет на скрипке мелодию. Мы, затаив дыхание, слушали. Полились чарующие звуки, проникающие в детские сердца, скрипка пела:

Нелюдимо наше море,

День и ночь шумит оно.

В роковом его просторе

Много бед погребено...

Мы разучили эту чудесную песню по куплетам. Она призывала к стойкости, борьбе со стихией, победе над мраком, звала к Жизни!..

Пятого сентября нас, погрузив в последний товарный поезд (по 100 человек в каждый вагон, с вещами не более 8 килограммов), эвакуировали в Красноярск, куда перебрались Кондопожский бумкомбинат, мебельные и лыжные фабрики.

...Вспоминается вот еще какой эпизод. Война для нас с братом началась в... клубе, когда мы смотрели кинофильм "Верные друзья", который снимался на Северном Кавказе, в частности, в Баксанском ущелье и поселке горняков Нижний Баксан, где наша семья жила в тридцатые годы (в этой ленте мы с братом снимались в массовке). Где-то в середине просмотра зал вдруг зашумел, люди бросились к выходу. Мы подумали: не пожар ли? Нет. Когда выскочили из клуба, то в ясном июньском небе увидели "мессер" с черно-белым крестом на фюзеляже, который на небольшой высоте преспокойно кружил над городом; сбрасывая тысячи листовок. В них на русском, карельском и финском языках было обращение к жителям Кондопоги, предлагалось не покидать город, не бояться прихода немецких войск... Свой воздушный вояж фашистский самолет закончил тем, что сбросил 3 бомбы по 200 килограммов на мост через канал. Но в цель летчик не попал и удалился по направлению к финской границе.

...До Красноярска мы добирались месяц, часто по нескольку часов стояли на разъездах, пропуская поезда, идущие на фронт, и ожидая, когда нашему составу дадут "зеленую улицу". Никогда не забыть бомбежек, они продолжались, пока поезд двигался по Карельскому перешейку. Страх, голод, холод, кровь, смерть, в том числе детей. Мы, как-то сразу повзрослев, почувствовали, что такое война.

Следуя в неизвестность по этой жуткой дороге, я часто вспоминал 1 сентября, нашего учителя пения Петра Петровича Плиса, его чудесную игру на скрипке и, конечно, разученную всем классом песню "Нелюдимо наше море". И даже, к удивлению матери и брата, иногда тихонько, а порой и громко напевал:

Смело, братья, ветром полным

Парус свой наполнил я —

Полетит на скользки волны

Быстрокрылая ладья.

Смело, братья! Буря грянет,

Закипит громада вод,

Выше вал сердитый встанет,

Глубже бездна упадет...

Эта песня придавала сил, веры в то, что этот адский путь вскоре кончится, мы обретем теплый, тихий кров, досыта наедимся перловой каши с сахаром, а главное — исчезнет дикий страх, канут в прошлое страдания и боль, кошмарные сны (мелодия и слова являлись мне в этих видениях). Песня стала спутником моей жизни. Я до сих пор люблю слушать ее в исполнении Лемешева, Виноградова или их дуэта. Ее передавали по радио в передаче Виктора Татарского "Встреча с песней".

...Приехав в Вологду, мы облегченно вздохнули: наконец, кончились жуткие бомбежки, на большой стоянке нас накормили настоящим борщом с черным хлебом и овсяной кашей с маслом. Мы радовались безмерно, почувствовав заботу о нас, беженцах.

В Уфе была простокваша, приправленная свекольным соком вместо сахара. В Челябинске нас потчевали перловой кашей с сахаром и хлебом. Такой же кашей и таким же настоящим ржаным хлебом встретил нас Свердловск. Хорошо и сытно подкармливали эвакуированных и в других городах — вплоть до Красноярска, где были вареники и пельмени. Вот такие детские гастрономические воспоминания. В Красноярске нас поместили в добротные рубленые бараки, выдали карточки на хлеб и другие продукты. Матери предложили работу на мебельной фабрике, которая перебралась из Кондопоги. Но ее тянуло в Горький, где жили и работали на автозаводе им. Молотова старшая сестра (тетя Шура) и младший брат (дядя Вася). Они трудились в арматурном цехе: дядя Вася был мастером на штамповочном участке, а тетя Шура — старшей кладовщицей. Маме снилась малая родина — село Починки.

До города на Волге мы тоже добирались целый месяц, как до Красноярска. Дня два спали в милицейском барачном помещении на Северном поселке, пока мать разыскивала родных. Приютила нас в своей небольшой квартирке на проспекте Молотова тетя Шура, у которой было, как и у нашей матери, трое детей. Как говорится, в тесноте, да не в обиде. С ноября 41 -го до июля 42-го прожили мы здесь, пока мать не выхлопотала ордер на квартиру на Старо-Западном поселке. Тут прошла почти четверть века.

Едва мать устроилась на работу в 37-ю поликлинику техничкой и поступила на курсы медсестер, а мы с Геннадием поступили в ремесленное училище №1 на отделение слесарей-инструментальщиков, как начались первые ночные бомбежки. Три ночи с 4 по 6 ноября многочисленными звеньями фашистские асы налетали на автозавод и сбрасывали тысячи зажигательных и фугасных бомб. Мы, беженцы, только уехали от войны, а тут снова ужас, потери, переживания...

Это были грозные, страшные годы, но они закалили людей, сделали сильными, стойкими, волевыми и дисциплинированными. Мы гордимся, что учились в славном РУ №1 у замечательных мастеров, чутких и добрых, которые заменили нам отцов, ушедших на фронт. Мы горды тем, что восстанавливали сгоревшие опытные мастерские и здание родного училища, помогали взрослым поднимать из руин пострадавшие во время бомбежек заводские корпуса. Благодарны всем, кто пестовал нас, воспитывал, вывел в люди. Сердце греет мысль, что мы выросли, определились в жизни на Автозаводе. Для нас, ветеранов, старожилов, район Автозаводский — самый красивый в городе. Мы его беззаветно любим.

Возможно, Вам будут интересны следующие статьи:

Количество общих ключевых слов с данным материалом: 3
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
1 Дарить любовь и принимать Зинина, М. Дарить любовь и принимать : [об автозаводской поэтессе С. Сабановой] // Автозаводец. – 2006. – 1 марта. – С. 8.
Количество общих ключевых слов с данным материалом: 2
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
2 Нас подружила газета Махин В. Нас подружила газета : [воспоминания журналиста В. Махина о работе в газете «Автозаводец»] // Автозаводец. – 2020. – 9 апр. (№ 15). – С. 14.
3 Жизнь Горького как художественное произведение Прибутковская, Н. Жизнь Горького как художественное произведение : беседа с драматургом Н. Прибутковской / Н. Прибутковская ; беседовала О. Плаксунова // Патриоты Нижнего. – 2019. – 22 мая (№ 18). – С. 13.
4 Лабиринты судьбы Махонина А. Лабиринты судьбы : [об О. Кат (О. Анцуповой)] // Автозаводец. – 2017. – 16 марта (№ 28). – С. 6
5 Очень поэтический автомеханический Мухина Е. Очень поэтический автомеханический : [о поэтическом вечере в НАМТе] // Автозаводец. – 2015. – 19 нояб. – С. 7
6 «У нас было дело» Еремина А. «У нас было дело» [Электронный ресурс] : [беседа с В.В. Махиным автозаводским журналистом] // Молодежное информационное агентство «Мир». – Режим доступа: http://миамир.рф/intervyu/u-nas-byilo-delo.html (Дата обращения: 03.09.2015)
7 Юность длиной в жизнь Махин В. Юность длиной в жизнь [Электронный ресурс] : [о Доме пионеров Автозаводского района, его работе и сотрудниках]. // Стихи.ру. – 2015. – 31 мая. – Режим доступа: https://www.stihi.ru/2015/05/29/6040 (Дата обращения: 20.08.2015)
8 Светлана Леонтьева: «Альманах — это мое объяснение в любви Нижнему» Минская Е. Светлана Леонтьева: «Альманах — это мое объяснение в любви Нижнему» : [поэтесса о литературном альманахе «Третья столица»] // Патриоты Нижнего. – 2015. – 22 апр. (№ 14). – С. 22
9 Прибутковская Нина Прибутковская Нина [Электронный ресурс] : [ироничные размышления о своей жизни] // Знаменитости. – Режим доступа: http://persona.rin.ru/view/f/0/29979/pributkovskaja-nina (Дата обращения: 20.03.2015)
10 Что я помню Прибутковская Н. Что я помню [Электронный ресурс] : [журналистка о своем детстве в Автозаводском районе]. // Личная страница Нины Прибутковской. – Режим доступа: http://www.pributkovskaya.nino.ru/?id=218 (Дата обращения: 20.03.2015)

Страницы