Молчун под маской Фигаро

Важное объявление

УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ!

В январе 2023 года в библиотеках нашего учреждения началось внедрение Единого Читательского Билета и единой автоматизированной библиотечной системы по городу Нижнему Новгороду.

Убедительная просьба:

  1. До 26 января нужно было сдать в библиотеки имеющиеся на руках книги.
  2. При посещении библиотек после 26 января иметь при себе паспорт. Просим рассчитать свое время, так как при первом обращении на процесс оформления Единого Читательского Билета потребуется чуть больше времени, чем обычно.
  3. Родителей (законных представителей) детей до 14 лет просим лично подойти в библиотеку с паспортом после 26 января для оформления договора о библиотечном обслуживании вашего ребенка.

Благодарим за понимание.

С 1 февраля возобновляется продление и бронирование литературы на сайте. Если соответствующие страницы не открываются, вероятно, необходимо очистить кэш браузера. Второй способ устранить проблему — открыть страницу в приватном режиме / режиме инкогнито. Для этого достаточно кликнуть по ссылке правой клавишей мыши и выбрать пункт «Открыть ссылку в новом приватном окне» (или в режиме инкогнито). 

Молчун под маской Фигаро [Электронный ресурс] : [о творчестве певца С. Миндрина]. // 1999. – февр. – Режим доступа: http://arhivnn.narod.ru/f5.html (Дата обращения: 07.04.2014)

Он в шутку сравнивает себя с Паваротти: "У Паваротти-отца голос лучше, чем у самого Лучано Паваротти. В этом мы с ним схожи, так как мой отец тоже поет лучше, чем я. Но схожи мы только в этом!.."

Скромно?! После "Севильского цирюльника" и "Призрака оперы" зрители его долго не отпускают продолжительными аплодисментами и традиционными театральными возгласами "Браво! Бис! Круто!", а он до сих пор смущается, когда девушки выносят ему на сцену цветы.

Справка:

Сергей Миндрин. Коренной нижегородец. 34 года. Близнец по гороскопу. Инженер-физик по первому образованию и лирик в душе. С 1995 года является солистом Нижегородского камерного музыкального театра, исполняя партии ведущего баритона. Лауреат Международного конкурса 1996 года. С марта 1998 года — художественный руководитель театра, но говорить об этом не любит, считая, что сделал в этом новом для себя качестве еще очень мало.

— Сергей, насколько мне известно, Вы — Лауреат Международного конкурса. Что это был за конкурс?

С. М. — Он назывался "Петербургский ангажемент" и на него приезжали даже из Франции. Много выступило молодых талантливых ребят из Москвы, Прибалтики. Питер был представлен практически всеми театрами. Так как он задумывался в первую очередь как театральное состязание, то, в отличие от традиционных конкурсов вокалистов, имел свою специфику: актерские качества певцов оценивались наравне с их вокальными возможностями. Это определило для меня и выбор программы и способ ее подачи. Например, ария Роберта из оперы Чайковского "Иоланта" (я пел ее на первом туре) сначала звучала в привычном варианте, потом вдруг в аранжировку врывались синтезаторы, "мой" Роберт надевал черные очки, менял внешность и допевал арию уже в современном, попсовом варианте "а-ля Филипп Киркоров". Хочу сказать большое спасибо за эту остроумную идею замечательному музыканту, концертмейстеру нашего театра Владимиру Родионову. В результате первое и второе места получили солисты Мариинского театра Владимир Самсонов и Федор Кузнецов, ну а третье — я.

— А что было до этого третьего места? Почему Вы стали именно вокалистом, а не водителем, учителем или, скажем, инженером?

С. М. — Сначала я все-таки побыл немного инженером. Я же закончил физико-техничсеский факультет нашего Политеха. Проработал после окончания полтора года в конструкторском бюро. А петь я начал еще студентом, в самодеятельности.

— Вы учились в Политехе?! Но почему Вы туда поступили?

С. М. — Тогда я увлекался точными науками. Мне нравилась физика, я закончил тридцать шестую школу с математическим уклоном. Так что, исходя из всего этого, мне прямой путь был в Политехнический институт. Учась в десятом классе, я посещал специальные подготовительные курсы, участвовал в различных вузовских Олимпиадах. И все было бы нормально, если бы не проснулись какие-то зачатки голоса и я не "заболел" бы театром и пением. Это тоже не на пустом месте возникло. Дело в том, что у меня в семье много поющих и имеющих голос. Прежде всего — мой отец, у которого голос значительно лучше моего. Кроме того, у него есть три брата, которые также имеют замечательные голоса и всю жизнь пели и поют в самодеятельности. Как-то профессионально у них с этим не сложилось: кто-то строитель, кто-то энергетик, кто-то преподаватель. Ну а я вот решился попробовать себя на профессиональной сцене и поступил в консерваторию.

— Сколько же лет Вам тогда уже было?

С. М. — 24 года.

— Не поздновато?!

С. М. — Это нормально для певцов-мужчин, потому что голос окончательно формируется где-то к 20-22 годам. Так что, в моем случае это было совсем не поздно. Да и вообще, такие решения принимаются не сразу, не вдруг. Человек начинает заниматься, дела идут. Если они идут хорошо, то встает вопрос: сможет ли он прожить без пения, без сцены?

— И Вы решили, что не сможете?

С. М. — Видимо, да. Да и сама жизнь показала, что я не ошибся. Надеюсь, что занимаюсь действительно своим делом. После окончания консерватории какое-то время проработал в "Санкт-Петербург Опера", попав туда, как я считаю, по воле Случая. Ехал по приглашению в театр Петрозаводска, но путь лежал через Питер, а там уже и вмешался Случай...

— Переманили?!

С. М. — (смущенно улыбнувшись) Ну я не та фигура, которую заманивали бы к себе столичные театры. Просто, видимо, что-то разглядели во мне на прослушивании и также сделали приглашение. Естественно, что выбор я сделал в пользу Санкт-Петербурга. Два года, там проведенные, стали для меня серьезной школой. Я многому научился, практически встал на ноги.

— Но почему тогда оттуда ушли и вернулись в Нижний Новгород?

С. М. — Скорее больше по причинам бытового и семейного характера. Родился ребенок и мы вернулись.

— Сергей, Вы можете сейчас вспомнить свой первый выход на сцену в качестве певца-профессионала? Что это была за роль?

С. М. — Поначалу это была ма-а-аленькая роль в спектакле, который мне безумно нравится. Он называется "Viva la Mama!" ("Да здравствует мама!") и, по-моему, идет только в "Санкт-Петербург Опера". Это очень интересный комедийный спектакль с очаровательной музыкой Доницетти и замечательной режиссурой Александрова. Уже точно не смогу сейчас вспомнить, что за персонаж был у меня. Так сказать, восьмой любовник в третьем гареме. Ну а уже где-то через год там же я сыграл Энрике в опере того же Доницетти "Колокольчик". Это и была моя первая и большая серьезная роль.

— В репертуаре камерного музыкального театра есть мюзикл, лирическая опера, прикольная-опера-буфф, оперетты — жанровый разброс Ваших ролей впечатляет. Что Вам близко как исполнителю, какая партия?

С. М. — Любимой назову, пожалуй, партию Фигаро. Во-первых, она хорошо ложится на мой голос. А во- вторых, Фигаро — это тот герой, которым мне, может быть, хотелось бы быть. Это не значит, что я такой по жизни. Как раз в этой роли я нахожу для себя то, чем природа в моем характере меня обделила.

— То есть исполнитель и герой сливаются в одно целое?

С. М. — Не думаю. Прсто происходит что... То, что мы играем на сцене, это жизнь эфемерная, к настоящей имеет мало отношения. Но иногда в спектакле бывают удивительные мгновения: тебя вдруг охватывает пьянящее ощущение реальности происходящего. Нечто подобное, наверное, каждый из нас испытывал в сновидениях, когда эмоциональные впечатления очерчены гораздо ярче, чем в реальной жизни. Такие мгновения случаются нечасто, но, к счастью, никогда не остаются незамеченными зрителем. Они рождаются только при его самом активном участии. Мне кажется, что именно из-за таких мгновений зритель и идет в театр...

— До выхода на сцену остались считанные секунды. О чем Вы думаете в этот момент?

С. М. — Мысленно обращаюсь к Всевышнему и молю об удаче. Как и любой другой артист, я достаточно суеверен, но каких-то специальных талисманов у меня нет. Хотя забавных историй по этому поводу знаю немало. Например, один мой знакомый певец не выходил на сцену, не положив в карман довольно "круглую" сумму денег. Я давно его уже не видел и не представляю, как он сейчас поет. В том смысле, что не знаю, удается ли ему при нынешней жизни находить каждый раз эту самую сумму денег. Проще, все-таки, поступать как Паваротти и класть в карман согнутый гвоздь. Ну а если серьезно, то бывают моменты, когда оттуда, из-за кулис, публика кажется пастью огромного дракона и может запросто тебя слопать, а может и согреть своим дыханием. Как получится. Момент удачи тут очень важен.

— Кстати, о публике. Как Вы считаете, среди зрителей есть такие, что пришли не просто в Музыкальный театр хорошо отдохнуть, а именно "на Сергея Миндрина"?

С. М. — Можно, конечно, стыдливо спрятать глазки и протянуть: "Ну-у-у я не знаю-у-у..." Нет, знаю! Такие люди есть. Их, может быть, совсем немного, но они все-таки есть. (Хитро улыбнувшись) Так почему бы об этом не сказать?!

— Не имея специальной подготовки, Вы поступили в консерваторию, по окончании ее смогли заинтересовать питерских профессионалов, и уже через год получили большую роль. Да Вы везунчик!

С. М. — В некотором роде — да. Надо не хотеть многого от жизни, быть умеренным в желаниях человеком. Именно таким я себя и считаю. У меня нет ощущения, что я чего-то недополучил. У каждого человека есть потолок потенциала, которым его одарила природа. Если это касается артиста музыкального театра, то это, в первую очередь, голос, музыкальность. Я совершенно четко даю себе отчет, каким голосом владею, знаю все его плюсы и минусы. Мое дело, как профессионала, подчеркнуть эти плюсы и заретушировать минусы. Сейчас я имею возможность в этом всем совершенствоваться. По мере того, как мне это удается, я начинаю в арифметической прогрессии получать что-то от жизни. Я не жду, когда на меня все само свалится. Считаю, что если чего-то недополучаю, значит, я этого еще сам не заработал. Или это находится уже выше моего "потолка".

— Спектакль окончен. Костюм снят. Грим смыт. Какой он, Сергей Миндрин, вне сцены, вне театра? Можете охарактеризовать себя в двух-трех словах?

С. М. — Этакий пассивно созерцающий окружение. Мне нравится слушать людей и не нравится перебивать, вставляя какие-то свои реплики. Молчун вобщем.

— А основное Ваше времяпровождение вне театра? Как насчет увлечений-развлечений?

С. М. — Да у меня практически вся жизнь в театре проходит! Здесь я и режиссер, и певец. Еще работаю в Арзамасском оперном театре, играю там три-четыре спектакля в месяц. Так что почти все время, что я не занят в театре, я или в дороге, или учу что-то новое. Ну а если появляются какие-то свободные минутки, то отдаю их сыну. Он уже большой, ему почти четыре года, и требует внимания, внимания, внимания. К сожалению, мне это редко удается. Он же в курсе всех дел в театре, может часами распевать мои партии.

А если честно, то иногда хочется просто побыть дома одному и окунуться в то, что итальянцы называют "dolce fare niente" — "прекрасное ничегонеделание". Но пока это — только в мечтах!

Возможно, Вам будут интересны следующие статьи:

Количество общих ключевых слов с данным материалом: 1
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
41 Сергей Ларин: «Вокальную истину я ищу всю жизнь» Сергей Ларин: «Вокальную истину я ищу всю жизнь» [Электронный ресурс]. // D-pils.lv. – 2009. – 3 янв. – Режим доступа: http://www.d-pils.lv/news/2/224584 (Дата обращения: 07.04.2014)
42 Позитивные ноты судьбы Зинина М. Позитивные ноты судьбы : [о В.Н. Прокофьевой, заместителе директора по учебно-воспитательной работе ДШИ № 1] // Автозаводец. – 2008. – 14 окт. – С. 2
43 И храм, и мастерская: у директора филармонии Ольги Томиной Татаринцев В. И храм, и мастерская: у директора филармонии Ольги Томиной // Нижегородская правда. – 2008. – 15 марта (№ 27)
44 В. Норейка: Ларин был отличным учеником Зверко Н. В. Норейка: Ларин был отличным учеником [Электронный ресурс] // ru.DELFI.lt. – 2008. – 14 янв. – Режим доступа: http://ru.delfi.lt/misc/culture/vnorejka-larin-byl-otlichnym-uchenikom.d?id=15603482#ixzz2xkzhvCYG (Дата обращения: 07.04.2014)
45 Сергей ЛАРИН: «Каждая моя молекула — русская» Мухина И. Сергей ЛАРИН: «Каждая моя молекула — русская» [Электронный ресурс] // : [о известном оперном певце С. Ларине] // Нижегородская правда. – 2007. – 31 мая. – Режим доступа: http://www.pravda-nn.ru/archive/number:220/article:3199/ (Дата обращения: 04.04.2014)
46 Сергей Ларин: я не пел только в Антарктиде Соловей П. Сергей Ларин: я не пел только в Антарктиде [Электронный ресурс] : [о известном оперном певце С. Ларине] // Информационный архив газеты «ТРУД». – 1998. – 8 июля. – Режим доступа: http://trud-archive.ru/?news=636 (Дата обращения: 04.04.2014)
47 Авдонина Галя Дроздова Н. Авдонина Галя : [о лауреате Международных конкурсов, юном композиторе и пианистке 11 лет] // Один из нас : телевизионные портреты автозаводцев (1995-98 гг.) / Н. Дроздова. – Нижний Новгород, 1998. – С. 135-139
48 Сложилась жизнь, как песня о любви и о судьбе Шестерова Т. Сложилась жизнь, как песня о любви и о судьбе : [о Р.С. Левановой, руководителе ансамбля песни и пляски ДК ГАЗа] // Автозаводец. – 1997. – 17 окт. – С. 3

Страницы