Ковали победу в цехах

Высоцкий, А. Ковали победу в цехах : [репортаж из прошлого в стихах] // Автозаводец. – 2010. – 30 янв. (№ 15). – С. 2. – фот.

Репортаж из прошлого

Предлагаем вашему вниманию, уважаемые читатели, стихи о людях, которые, работая на Горьковском автомобильном во время войны, совершали трудовые подвиги. Известного автозаводского поэта лауреата премии Нижнего Новгорода Александра ВЫСОЦКОГО патриотизм, энтузиазм тружеников завода вдохновили на написание поэтического произведения.

— В начале 90-х в Государственном областном архиве я занимался поиском материалов, рассказывающих об истории ГАЗа, — вспоминает Александр Григорьевич. — Едва ли не самое большое впечатление произвели документы, свидетельствующие о производственных достижениях инструментальщика Василия Шубина. Установленную норму он перевыполнял в 5-10-15 раз. Был руководителем одной из первых фронтовых комсомольско-молодежных бригад. Коллектив 15 (!) раз завоевывал первые места во Всесоюзном социалистическом соревновании. Захотелось рассказать об этом человеке в стихах. Когда я показал то, что у меня получилось, известному поэту Виктору Кумакшеву, он сказал примерно следующее: «Все хорошо. Мне понравилось. Только вот в сборники своих лирических стихов включать не советую: у тебя получился репортаж в стихах для газеты». Наткнулся на "репортаж" недавно, разбирая домашний архив. Буду рад, если стихи помогут читателям «Автозаводца» проникнуться духом героического военного времени…

А. Высоцкий

1. Бронь и броня

Опять отказ.

Из стен военкомата

на пропыленный сквер

шаги тяжки,

и под ноги уставлен

виновато

набрякший взгляд,

и ходят желваки.

Такая тяжесть в теле,

крепко сбитом.

В душе

знобящая такая боль...

По жилам сила,

молодость разлиты,

злость на врага.

Ну хоть сейчас же –

в бой!..

Опять отказ.

Как будто бы с издевкой,

с насмешкою

глядят со всех сторон.

Ему бы —

скорострельную винтовку,

на фронт попасть.

Там показал бы он,

«Вятский-хватский я парнишка

и автозаводский тож...

Гитлер — белая манишка,

скулы на кулак помножь!..»

 

* * *

Тропинки все, дороги все —

к заводу.

Пошел туда,

хоть смена не своя.

Но душу вылить надо.

А народу рабочему

Открыт он, не таясь.

Поддержат в цехе

словом

да и делом.

И вот Василий ускоряет ход.

В кармане —

смятый треугольник белый

от брата,

что на фронте фрица бьет.

«...Здесь очень тяжело,

братуха милый,

но мы врагу

не станем уступать.

Для Гитлера мы

выроем могилу,

а вы должны

оружие нам дать...»

Письмо как лист

мобилизационный.

Ну, что же —

если бронь,

пусть будет бронь!

Бронированной

двинутся колонной

машины боевые,

и огонь

обрушится на головы

фашистов...

Надежен фронт,

когда надежен тыл.

Пусть будет

обжигающе неистов

ударный труд

сверх всяких норм

и сил...

 

* * *

Закрашенные черной краской

стены,

угрюмы корпуса за проходной.

Жестокие, крутые перемены

принес тот день июньский,

выходной.

Он черной краской

праздник жизни смазал.

Он мирный день

Перечеркнул крестом.

И «Все для фронта!» —

как слова приказа

не оставлять работы

на потом.

По коридору

вдоль станков гудящих,

где маслом подгорелым

пахнет сталь,

идет по цеху

наш инструментальщик

Василий Шубин,

и звучит с листа,

в душе звучат,

сжимают сердце сухо

слова,

которые не должно забывать:

«Здесь очень тяжело,

но вы, братуха, но вы

должны оружие нам дать...»

 

2. Сверх нормы

Доводка инструмента —

не простое,

ответственное дело.

Лишь микрон

упустишь,

и работа вся — пустое,

и брак, как враг,

насел со всех сторон.

В кабине застекленной —

словно в башне

броневика в огне передовой.

Герой

в цехах не ищет

день вчерашний.

Герой

идет на подвиг трудовой.

 

* * *

Василий заготовки для разверток

вертел в руках,

замеры делал вновь.

«Как новичку оставили,

до черта!

Пили, мол, Вася!

Вот и вся любовь!

Пускай по норме

припуск нужен.

Вроде,

чтоб не попасть,

как в тире, в «молоко»...

А все ж — рискну!

Оставлен на заводе

не для того я,

чтобы жил легко...»

Он со станочником договорился,

чтобы

как можно меньше

припуск оставлял.

Быстрее дело двинулось.

Особый

в работе обозначился накал.

Сначала две,

затем четыре нормы,

и шесть,

и десять — стали по плечу...

Всю смену

руки движутся проворно,

и точен глаз,

когда станок-ворчун

иль надфиль

рассыпают нервный скрежет.

И так — весь день,

насколько хватит сил,

отверстия растачивает,

режет,

шабрит металл,

чтобы послушным был.

 

* * *

По-фронтовому,

с боевым настроем

Василий Шубин,

получивший бронь,

работает, старания утроив,

как будто по врагу

ведет огонь.

А за спиной —

простор лесов и пашен,

заводов гул,

дыхание людей...

Сольешься с Родиной —

и вот уже не страшен

коварный враг.

Ты бьешь его везде —

и у станка,

перекрывая нормы,

и у последней огневой черты.

Ты бьешь его —

и суть его, и формы —

непобедимый,

многоликий ТЫ.

 

3. Работа-праздник

Над станцией Счастливой

самолеты

со свастикой паучьей

на бортах.

Соцгород под крылом,

и с разворота —

к заводу «юнкерсы»,

лишь ветер от винта.

Надрывный вой,

протяжный свист паденья

фугасных бомб,

шипение ракет.

Пожара шум

и светопреставленье.

А ночи словно не было

и нет.

Кузнечные, литейные пылают,

Конвейер главный весь —

сплошной ушиб...

Зенитки где-то

хрипловато лают.

...Так день за днем.

Но нас не сокрушить!

Пусть крыши нет

над головою в цехе,

брезентом наспех

затянув станки,

без всякой скидки

на «досадные помехи»,

работают мальцы и старики.

Здесь женщины.

Здесь те, кто бронь имеет,

кто ценен прежде

как специалист...

И на развалинах

призывы пламенеют.

В них —

«Все для фронта!»,

и —

дрожи, фашист!

 

***

Сноровка и уменье побеждают,

Василий Шубин обновил рекорд...

Привычные уже слова

мелькают.

Он горд.

Но в то же время и — не горд.

А если новичков собрать

таких же,

каким был сам недавно, —

«фабзайчат»,

увлечь не эфемерностью

престижа,

а тем,

что темпы душу горячат.

И вот уже

бригада фронтовая —

резьбонаводчики, заточники —

смотри! —

рабочие недели так сжимают,

что в полнедели

получаешь три.

А он —

учитель и руководитель,

хотя ему едва за двадцать лет.

И педагогика его,

как ни рядите,

одна из многих

трудовых побед.

 

* * *

Из проходной машины боевые

бегут стальной рекой.

В далекий путь

рабочие бригады фронтовые

их провожают.

И еще чуть-чуть —

пересекутся разных две орбиты:

и ратный труд,

и подвиг трудовой.

И станут вдруг

неразличимо слиты

на линии боев передовой.

Передний край

проходит через сердце,

неравнодушно бьющееся в такт

со всей страной.

И потому-то верится:

бессильна ярость

вражеских атак.

Уже ведут Отчизна и Победа

сынов своих в последние бои.

И первый лист на волю

рвется с веток.

И предъявляет жизнь

Права свои...

                                                   А. Высоцкий

Возможно, Вам будут интересны следующие статьи:

Количество общих ключевых слов с данным материалом: 1
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
501 Флаги над стройкой Флаги над стройкой : [о В.С. Куканове, первом парторге Автостроя] // Труд и подвиг историю пишут / сост. Г.А. Кузьмин. – Горький, 1981. – С. 12-17
502 Бригада имени «Авроры» Бригада имени «Авроры» : [о бригаде Ольги Пряничниковой] // Труд и подвиг историю пишут / сост. Г.А. Кузьмин. – Горький, 1981. – С. 18-22
503 Дмитрий Кудис Дмитрий Кудис : [о жизни и творчестве] // После войны : повесть / Д.К. Кудис. – Горький, 1976. – С. 315-318
504 Записки бригадира Сорокин В. Записки бригадира : [воспоминания В. Сорокина о строительстве ГАЗа и о своей бригаде] // Ленинская смена. – 1967. – № 22-24
505 Вечное свидание Чуянов С. Вечное свидание : [о первостроителе ГАЗа В. Сорокине] // Ленинская смена. – 1966. – 22 мая

Страницы