Как нас бомбили

Важное объявление

УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ!

В январе 2023 года в библиотеках нашего учреждения началось внедрение Единого Читательского Билета и единой автоматизированной библиотечной системы по городу Нижнему Новгороду.

Убедительная просьба:

  1. До 26 января нужно было сдать в библиотеки имеющиеся на руках книги.
  2. При посещении библиотек после 26 января иметь при себе паспорт. Просим рассчитать свое время, так как при первом обращении на процесс оформления Единого Читательского Билета потребуется чуть больше времени, чем обычно.
  3. Родителей (законных представителей) детей до 14 лет просим лично подойти в библиотеку с паспортом после 26 января для оформления договора о библиотечном обслуживании вашего ребенка.

Благодарим за понимание.

С 1 февраля возобновляется продление и бронирование литературы на сайте. Если соответствующие страницы не открываются, вероятно, необходимо очистить кэш браузера. Второй способ устранить проблему — открыть страницу в приватном режиме / режиме инкогнито. Для этого достаточно кликнуть по ссылке правой клавишей мыши и выбрать пункт «Открыть ссылку в новом приватном окне» (или в режиме инкогнито). 

Димова Т. Как нас бомбили : [о бомбежках Автозавода во время Великой Отечественной войны] // Народная весть. – 2005. – 13 мая. – С. 12

Трагедию Великой Отечественной войны пережили не только те, кто сражался на фронте и был в оккупации. Свои беды и своя героика были и в тылу, где люди днем и ночью ковали победу. В Нижнем Новгороде (бывший город Горький) о войне знали не понаслышке. Здесь делали оружие и технику для фронта, поэтому сюда прилетали фашистские бомбардировщики, неся на своих крыльях разрушения и смерть. Как это было, рассказывают очевидцы и исследователи тех событий.

Первые жертвы

Впервые Горький бомбили в 1941-м, в самые жаркие дни обороны Москвы.

— 4 ноября 1941 года средь бела дня низко пролетели самолеты с черными крестами: над людьми в очередях, над заводскими проходными. В 16 часов 30 минут начались обстрел и бомбежка улиц, домов и завода, — пишет в своих воспоминаниях участник Великой Отечественной Борис Дехтяр. — Беженцев из Москвы расселили в Автозаводском районе. Они жили в бараках около гостиницы. В ту бомбежку один их барак сгорел вместе с людьми, другой был разрушен. У 6-й проходной ГАЗа бомба попала в автобус с людьми. Погибших женщин, детей стариков схоронили в групповой могиле в лесопитомнике (сегодня это монумент Славы с Вечным огнем). 4 ноября было убито 55 человек, ранено 141.

Люди испугались, копали щели и землянки около своих домов, другие потянулись со скарбом на спине и на тележках вдоль трамвайного пути в сторону Стригино. Переправляли детей в села за Оку. По ночам полыхали зарева.

Александра Курочкина, который в то время учился в автомеханическом техникуме, осенью 41-го в числе прочих студентов направили на строительство оборонительных сооружений под Павлово. И даже оттуда было слышно и видно, как бомбили автозавод:

— Мы видели, как в сторону города над нами немецкие самолеты летели груженые, а оттуда уже налегке, — делится воспоминаниями Александр Курочкин. — Звуки бомбежек мы переводили на русский язык: Немецкие самолеты "выводили": "Везу-у-у, везу-у-у, везу-у-у", наши зенитки "спрашивали": "Кому? Кому? Кому?", а взрывы бомб "отвечали": "Вам, вам, вам". Оттуда, из-под Павлова, мы видели зарева пожаров, полыхающих над городом, вспышки зениток и прожекторов, слышали гул взрывов. До нас дошли слухи, что Автозавод разбомбили. Когда мы вернулись в город, стало ясно, что здесь была беда: пострадала часть завода, был разрушен наш техникум. Но автозавод работал и давал продукцию фронту.

После 9 ноября бомбежки прекратились. Немецкие бомбардировщики вновь осаждали город в июне 1943 года. Автозавод пережил смертельную опасность: немцы решили стереть его с лица земли. Семь раз они пытались это сделать...

Фронт в тылу

Летом 1943 года наши войска уже вовсю гнали фашистов до Украины, и мы в какой-то степени расслабились. А немцы тем временем готовились к битве на Курской дуге. Цена победы в той битве и для нас, и для фашистов была одна: либо это начало окончательной победы, либо полный провал. Гитлер готовился к новому наступлению. Немецкое командование разработало операцию "Цитадель", чтобы "выбить из строя" поволжскую промышленность (и в первую очередь ГАЗ), поставляющую на фронт технику и оружие.

Нижегородские краеведы Дмитрий Дегтев и Михаил Зефиров утверждают: по мнению командования Люфтваффе (воздушных сил фашистской Германии), ГАЗ являлся головным заводом красной танковой продукции, недельный выпуск которого составлял 800 танков "Т-34".

— Было это ошибкой разведки или дезинформацией, до сих пор неизвестно, — говорят исследователи. На самом же деле ГАЗ для фронта в то время выпускал танки "Т-70", полуторки и собирал английские и американские автомобили.

— Немцы действовали с четкой пунктуальностью, — вспоминает очевидец событий Александр Курочкин. – Несколько дней подряд они прилетали ровно в полночь и "хозяйничали" в городе часов до двух ночи.

Налеты шли как бы волнами. Первая волна самолетов проходила и сбрасывала над заводом медленно летящие на парашютах ракеты, которые в народе назвали "люстрами". Они долго спускались и горели ярко и ослепительно, создавая освещение ярче солнечного. Вторая волна сбрасывала «зажигалки», и завод освещался уже... пожарами. В последнюю очередь летели бомбардировщики, которые благодаря освещению видели весь завод как на ладони.

— Однажды, на следующий день после бомбардировки мы пришли на завод и увидели, что произошло. Я тогда работал во втором механосборочном цехе, — говорит Александр Курочкин. — Все станки разворочены бомбами, разбросаны, а одного нет вообще. Стали спрашивать: "А куда "Удмурт" (этот станок делали в Ижевске) делся?". А кто-то говорит: "Да он на крыше". Представляете, какой силы была взрывная волна, что станок весом в две тонны выбросило на крышу!

Военные историки Дмитрий Дегтев и Михаил Зефиров так восстанавливают картину событий после бомбежки:

— Это было месиво из рухнувших железобетонных плит перекрытий, колонн, деформированных огнем металлоконструкций, трубопроводов, остатков технологического оборудования и деталей машин. Тут и там валялись обгоревшие лохмотья и фрагменты человеческих тел, на уцелевших фермах висели оторванные руки и ноги. От многих рабочих, находившихся в момент бомбежки на своих местах, практически ничего не осталось. Хотя директор ГАЗа Лившиц и объявил 5 июня "нормальным рабочим днем", завод был полностью выведен из строя.

— Все было дезорганизовано, — вспоминает Александр Курочкин. — Был такой хаос, что говорить о какой-то мобилизации не приходилось. Завод был как муравьиная куча, которую раскидали, и люди не понимали, что нужно делать.

Особенно страшный налет был в ночь с 6 на 7 июня 1943-го: земля ходила ходуном, все освещено, зенитки лупят, осколки летят, бомбы падают и сотрясают землю. Мы побежали в убежище около дома, сидели и смотрели, попадет ли в наш дом "зажигалка". Мой папа, сильный человек, которым я всю жизнь восхищался, перед налетом сказал: "Никуда из дома не пойду, будь что будет". Вдруг я вижу, что к нашему убежищу кто-то бежит. Влетает отец и говорит: "Я хоть и лысый, но чувствую, как у меня волосы встают дыбом".

Утром после всего этого хаоса я увидел развалины соседних домов: людей, которых мы хорошо знали, вытаскивали из руин мертвыми. А девчушке, которой я симпатизировал, оторвало руку...

Во время июньских бомбежек в домах было оставаться страшно, и люди разбегались по лесам, переезжали на другую сторону Оки, рыли пещерки и там укрывались с узелками, оставляя дома без надзора.

— Когда я после бомбежки пришел на работу, смотрю, старший технолог Алексей Филимонов стоит разом пополневший, глаза выпученные, пот градом. Оказалось, что на нем шесть рубашек: у его дома на пр. Ильича бомбой отвалило часть дома, и квартира оказалась на улице. Рубашки — единственное, что он смог взять с собой из квартиры.

Восстановить за 100 дней!

8 июня 1943 года на Автозавод приехала правительственная комиссия во главе с секретарем ЦК КПСС Щербаковым. О том дне писала в своих воспоминаниях К.Шаганова, тогда начальник термического цеха:

"Директором автозавода в то время был Александр Маркович Лившиц, способный очень инженер... Главный конвейер — огромное помещение, и все это — сплошная развалина. Все, что наверху, все металлические конструкции перекрутились, перевернулись, и все это рухнуло на конвейеры, на станки в цехе шасси... Растеряешься. Приехала правительственная комиссия, спрашивает, сколько надо, чтобы восстановить завод? Он сказал: год. А заключение специалистов, между прочим, — два года. Это было вечером, а утром место директора занял Иван Кузьмич Лоскутов".

Лоскутов приехал на завод в ночь с 8 на 9 июня прямо на оперативку: "Меня прислал Сталин".

Вместе с правительственной комиссией на завод инкогнито приехал Берия с поручением Сталина восстановить колесный цех, где делали колеса для пушек артиллерийского завода, катки для танков "Т-34" и корпуса для "Катюш".

Ценой героических усилий Автозавод был восстановлен за 4 месяца. На реконструкцию завода приезжали строители со всего СССР: Сибири, Урала, Москвы, Средней Азии и др. Люди работали по 12-14 часов в сутки без обедов и выходных, а ведь основной труд лег на плечи детей и подростков!

— Во время тотальной нехватки продуктов людям, работавшим на восстановлении завода, руководство сумело организовать достойное питание, — рассказывает Александр Курочкин. — Работающие получали талоны на "УДП" (усиленное дополнительное питание). Мы понимали, что наши домашние голодные, а мы наедаемся. Из завода с продуктами не выпускали. Что делать, чтобы подкормить семью? Мы брали противогазы, отвинчивали коробки с активированным углем, уголек — в сторонку, а эти баночки набивали вермишелью или супом.

А вообще на восстановлении завода люди проявили героизм самого высокого класса. В результате уже 28 октября 1943 года руководство завода доложило Сталину о полном восстановлении предприятия.

Материал подготовила Татьяна ДИМОВА

Возможно, Вам будут интересны следующие статьи:

Количество общих ключевых слов с данным материалом: 3
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
1 Июнь 43-го Гордин А. Июнь 43-го : [о бомбардировках Автозавода] // Автозавод online. – 2013. – 14 июня (№ 67). – С. 4
2 Горячее небо 43-го Колесникова Н. Горячее небо 43-го : [о бомбежках автозавода] // Автозаводец. – 2013. – 4 июня (№80). – С. 3
3 «Мы у станков стоим, как у орудий». Часть 3 Гордин А. «Мы у станков стоим, как у орудий» : [о трудовых подвигах автозаводцев в годы войны] // Автозаводец. – 2012. – 15 мая. – С. 2. – Оконч. Начало в №66 от 8 мая, № 67 от 11 мая
4 «Мы у станков стоим, как у орудий». Часть 2 Гордин А. «Мы у станков стоим, как у орудий» : [о выпуске военной продукции на автозаводе в годы войны] // Автозаводец. – 2012. – 11 мая. – С. 3. – Продолж. Начало в №66 от 8 мая
5 «Мы у станков стоим, как у орудий». Часть 1 Гордин А. «Мы у станков стоим, как у орудий» : [автозавод в годы войны] // Автозаводец. – 2012. – 8 мая. – С. 2
6 «Война и нас покрыла своим крылом» Гордин А., Колесникова Н. «Война и нас покрыла своим крылом» : [Немецкие авиационные удары по Горьковскому автозаводу] // Военно-исторический журнал. – 2011. – № 11. – С. 27-33
7 Битва за автозавод. Часть 2 Баженов Н. Битва за автозавод : [о бомбежках автозавода в годы войны] / Дегтев Д. // Автозаводец. – 2003. – 21 июня. – С. 2. – Нач. 2003, 20 июня
8 Битва за автозавод. Часть 1 Баженов Н. Битва за автозавод : [о бомбежках автозавода в годы войны] / Дегтев Д. // Автозаводец. – 2003. – 20 июня. – С. 2. – Продолж. следует
Количество общих ключевых слов с данным материалом: 2
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
9 Сто дней и ночей Колесникова Н. Сто дней и ночей : [о восстановлении автозавода после бомбежки 1943 года] // Автозаводец. – 2018. – 23 окт. (№ 119). – С. 3
10 Танки Великой Отечественной Шерстинский В. Танки Великой Отечественной : [о выпуске ГАЗом военной продукции] // Автозаводец. – 2016. – 20 окт. (№ 119). – С.4

Страницы