Герой Днепровской переправы

Важное объявление

Уважаемые читатели!

С 6 июля все библиотеки начинают свою работу в соответствии с Приказом Департамента культуры администрации города Нижнего Новгорода от 03.07.2020 г. № 67 в ограниченном режиме.

Прием посетителей будет осуществляться только по предварительной записи на выдачу/сдачу книг. При посещении библиотек обязательно соблюдение санитарных требований: иметь маску, перчатки и соблюдать дистанцию 1,5 метра.

Предварительная запись на приход читателей в библиотеку (в т. ч. для детей до 14 лет, детей до 10 лет в присутствии родителей или законных представителей) и предварительный заказ книг осуществляются на сайте по форме «Предварительная запись в библиотеку» и по телефонам библиотек.

Обращаем ваше внимание: предварительная запись на приход в библиотеку и предварительный заказ книг считаются оформленными только после подтверждения библиотекарем посредством телефонной связи или электронного письма.


Царевский Д.А. Герой Днепровской переправы // За Отчизну, свободу и честь! : очерки о Героях Советского Союза – горьковчанах. – Горький,1961. – Кн. 1. – С. 276-285

Под Москвой формировалась саперная часть. Командир части полковник Покровский пригласил к себе офицеров, прибывших на укомплектование подразделений. Офицеры входили в  кабинет, представлялись.

— Прошу садиться, товарищи офицеры, — предложил полковник.

Загремели стулья, скамейки.

— Давайте-ка, товарищи, познакомимся более близко, — сказал он, приглаживая пышные с проседью волосы. Большие черные глаза его под широкими, пушистыми бровями доброжелательно и прямо смотрели на подчиненных.

— Война — это для всех нас тяжелое испытание. Люди мы разные и из разных мест, но нам вместе сражаться, побеждать, может быть, умирать. Все мы должны все знать друг о друге. Пусть каждый расскажет о себе, своей семье и родных. Я бы хотел, чтобы наша беседа была непринужденной. Начну я. — И он кратко рассказал свою биографию.

— А теперь перейдем к офицерам подразделений, — сказал полковник Покровский и, взглянув в лежавший перед ним список, добавил: — Старший лейтенант Прыгунов Александр Васильевич, прошу вас...

Поднялся офицер среднего роста, широкоплечий, аккуратно одетый, с отличной выправкой спортсмена. Выразительные, спокойные черты смуглого лица делали его привлекательным. Черные волосы, зачесанные назад, открывали высокий лоб. Серые, широко открытые глаза из-под густых черных бровей, из которых правая была чуть-чуть выше левой, смотрели твердо и уверенно. Свою «исповедь» он начал неторопливо и не совсем обычно.

— Мне 36 лет. Я еще не женат. Некогда было. Работал и учился. Увлекался работой в комсомоле, спортом, преподавал гимнастику в школе, руководил физкультурными кружками. Помогал в ликвидации неграмотности. Когда окончил Ленинградский строительный институт, недолго работал инженером на Горьковском автозаводе. Потянуло на север. Поехал на строительство железной дороги Котлас—Воркута. Там пути-дороги еще не проложены. Все ново, но сурово. Тундра. Комары. Карлики-деревья. Красивые цветы без запаха. На севере застала меня война. Я оказался в частях Карельского фронта. Из инженера-строителя превратился в офицера-сапера.

— Терпеливо ждал два года, — продолжал он, — когда в Карелии начнутся активные действия. Так и не дождался. Ни немцы не наступают, ни мы. Племянник мой, Александр, спрашивает меня в письме: «Какие эти фрицы?» Что я мог ответить, если за два года пребывания на фронте не видел их. Долго просился на другой, активный фронт. Меня прислали сюда. На Западном фронте воюет мой брат Петр, офицер-зенитчик. Он уже заслужил орден Красного Знамени. Муж сестры Антонины, Николай Романов, тоже отличился. Два племянника, Юрий и Александр (тот, что спрашивал про фрицев), недавно отправились на фронт. В нашей семье почти все коммунисты — я, братья Петр и Алексей. Готовится в партию сестра Антонина. Отец тоже был коммунистом. Умер в 1938 году. В первую мировую войну он дрался с немцами. Потом с оружием в руках защищал Советскую власть. Теперь и я жду, когда мне можно будет послужить Родине.

Откровенная «исповедь» Прыгунова понравилась. Беседа командира с офицерами части, с которыми предстояло вскоре идти в бой, закончилась далеко за полночь...

На следующий день старший лейтенант Прыгунов вступил в командование саперной ротой.

«Ура! Мои родные, ура! — писал Александр в первых числах августа 1943 года. — Я на передовых позициях. Бьем и гоним немцев. Они огрызаются. Но как все-таки страшна война. Моя рота уже понесла потери: 6 убитых, 7 раненых. На войне без этого не обходится. Но у немцев потери больше.

Мама! Не беспокойся за меня и Петра. Не мы одни на фронте. Немцев нужно бить. Это — нечисть, которая может сожрать нас.

— Бей штыком, гранатой бей, Бей, чем можешь, но убей! — говорю я своим храбрым солдатам и офицерам в бою. И мы их бьем. Не помню, откуда я взял это стихотворение, но оно врезалось мне в память, и я его часто повторяю».

Над этим письмом Александра дома и плакали, и радовались.

В сентябре Александр писал: «Вот уже два месяца нахожусь на передовой. Со своими храбрыми солдатами прошел Курскую, Сумскую и сейчас вступил в самую благодатную из всей Украины — Полтавскую  область. Прелестный край — Украина золотая. Земля ее щедра. Родит все, что посадишь. Деревни, села, города утопают в фруктовых садах; в зелени их скрываются, как стыдливые девушки от нескромного взгляда, белые, красивые хатки.

Фашисты яростно цепляются за землю Украины. Еще бы... ведь Украина кормила эту жадную фашистскую саранчу. Очень хорошо, что наступаем сейчас. Хлеб остается у нас. Правда, немцы стараются увезти его, но мы не даем. В бессильной злобе они жгут села и скирды хлеба. Угоняют население и скот. Мы стараемся их гнать так, чтобы они не успевали этого делать.

Население очень радостно приветствует нас. Оно исстрадалось под фашистским игом. Люди, обреченные на смерть, увидели жизнь. Они смеются, плачут и опять смеются. Вот когда на нашу долю суровых бойцов щедро выпали крепкие «объятья и горячие поцелуи украинских красавиц! Ура! мои родные! Мы мчимся дальше к великому Днепру. Здесь, на его высоких берегах, мы передышки не дадим врагу».

В штабном автобусе разрабатывались планы форсирования Днепра. Карта разложена на столе. Над ней склонились офицеры. На ухабах карта подпрыгивает и сползает на пол. Ее подхватывают и водворяют на место.

— Перед нашей частью, — сказал полковник Покровский, — поставлена задача создать переправы для наших войск через Днепр. По данным армейской разведки, переправы находятся вот в этих пунктах, — и полковник Покровский указал их на карте карандашом. — Упорные бои на левом берегу Днепра, пока немцы будут переправляться на правый, неизбежны. Они будут сосредоточиваться у мест переправы. Мы этим должны воспользоваться. Вот этот наиболее обширный район между немецкими переправами, — и он вновь провел карандашом по карте, — следует использовать для организации здесь одной из наших переправ. Другие мнения о выборе места для переправы есть? Офицеры молчали.

— Старший лейтенант Прыгунов, — обратился к нему полковник. — Я посоветовался с вашим батальонным командиром, и мы решили организацию переправы на этом участке поручить вам. Тяжелые переправочные средства не поспевают за передовыми частями. Придется переправу строить из местных, подручных и других легких средств. Возьмите наиболее необходимое саперное имущество и инструменты. Из солдат отберите самых смелых. В ближайшем населенном пункте подыщите проводника из партизан. Сегодня же ночью на машинах по проселочным дорогам скрытно отправляйтесь к Днепру. Разведайте район, который я указал. Свяжитесь там с партизанами. В наиболее подходящем месте соорудите паром на лодках, способный поднимать не менее взвода пехоты, орудия и машины. Учтите, что при такой бешеной скачке, как сегодня, мы будем у Днепра скоро. Успех порученного вам очень важного дела зависит от скрытности, быстроты и настойчивости. Связь со мной по радио. Вопросы есть?

— Нет, товарищ полковник.

— Действуйте, товарищ Прыгунов. Надеюсь на вас. Желаю успеха.

Пробираясь на остановке к машинам своего подразделения, Прыгунов подумал: «Прекрасный ход конем — прыжок со своего поля на поле противника». Ему вспомнился фотоснимок троих братьев — Петра, Алексея и его за игрой в шахматы, помещенный весной 1941 года в газете Горьковского автозавода «Автогигант».

И как скоро пришлось задачи боя решать не на шахматной доске, а на полях сражений.

Вечером, как только стемнело, несколько машин с бойцами и саперным имуществом вышли с потушенными фарами из населенного пункта, где часть делала привал. Вслед им задумчиво смотрел командир батальона капитан Кустов. Возле него стояли офицеры и группа солдат, снаряжавшие машины в путь. Вскоре машины скрылись в темноте. Чуть позже угас, растворился в окружающем шуме и звук моторов.

Ночью машины благополучно достигли намеченного района. Остановились в небольшом лесу на берегу днепровской заводи, к которой вывел проводник. Старший лейтенант Прыгунов по берегу Днепра вправо и влево выслал разведку, сам обследовал ближайшую местность, выставил посты и наметил позиции для обороны. Люди отдыхали. С той стороны, откуда они только что прибыли, глухо доносилась артиллерийская канонада.

— Обскакали немцев, — сказал солдат Прокопчик, — и теперь сидим у них в тылу.

Начатый разговор никто не поддержал. Вернулась разведка. Командиры групп доложили — противника не обнаружено.

— А каков противоположный берег? — расспрашивал Прыгунов проводника.

— Не знаю, — отвечал он, — на том берегу не бывал.

— Товарищи, — обратился Прыгунов к солдатам, которые находились тут же, — кто со мной отправится вплавь на ту сторону? Нужны три отличных пловца. Тут ширина примерно метров 600. Осмотрим тот берег, можно ли там приставать парому... и обратно.

К Прыгунову подошло семь добровольцев, потом еще трое.

— Как же мне быть? — спрашивал Прыгунов, глядя на них.

— А мы, товарищ старший лейтенант, сейчас сами решим, — сказал сержант Боженко.

Кинули жребий. Отправиться должны были те трое, кто вытащит спички с обломанными головками. Потянули. Таких оказалось семь. Прыгунов рассмеялся. Из семи он сам выбрал троих. За себя оставил взводного, лейтенанта Сидорчука.

Вскоре на берегу стояла группа из четырех человек. Они были в пилотках, в гимнастерках, подпоясанных ремнями, на которых висели сумки, в трусах и босые. К головам у них были привязаны автоматы, а за спиной торчали туго набитые соломой вещевые мешки. Они переминались с ноги на ногу. Ночь была холодная, ветреная. Кое-кто уже щелкал зубами.

— Двинули, братцы, — сказал Прыгунов и первый стал спускаться в воду. Мгновенно темнота и вода поглотили их.

...Никто не спал. Тревога за судьбу командира и трех солдат гнала сон. Оставшиеся бродили по берегу. Потом садились тут же у самой воды, молча прислушивались к звукам или же, вскинув голову, всматривались в темноту противоположного берега.

На той стороне тихо. Конечно, немцы так рано не ждут гостей, но они могут патрулировать берег и внезапно захватить разведчиков. Стало еще темней. Чаще падали звезды. Потом небо как будто стало светлеть. Густой туман скрыл реку. Послышались всплески, все громче и громче. Сидевшие на берегу вскочили. Из тумана на берег поднимались какие-то тени. Они шатались и падали. Поднявшись, делали несколько шагов и опять падали. Это были возвратившиеся разведчики. Солдаты сбрасывали с себя шинели и укрывали ими четырех лежавших на берегу.

— Взводный! — послышался голос Прыгунова из-под шинели.

— Здесь, товарищ старший лейтенант, — отвечал Сидорчук.

— Сейчас же закапывайте и маскируйте машины. Работы закончить до утра. Сооружать паром будем в этой заводи. Противоположный берег хорош, к нему легко будет приставать паром. Где проводник?

— Здесь, спит.

— Разбудите. Явился проводник.

— Товарищ Петреня, — обратился к нему Прыгунов, — помогите нам найти у прибрежного населения несколько лодок, доски, бревна. Чем больше, тем лучше. Дело имейте с абсолютно надежными людьми.

Большая заводь была скрыта от наблюдений противника деревьями и кустарником. Солдаты вместе с партизанами, которых привел Петреня, перетащили сюда четыре лодки, поднятые со дна в ближайших озерах, а также бревна и доски, собранные в деревнях и селах. Спустя сутки большой паром был готов.

Офицеры Прыгунов и Сидорчук лежали под деревом над картами.

— Сегодня вечером, — говорил Прыгунов Сидорчуку, — вы с двумя солдатами на машине отправитесь навстречу нашим частям. Они двигаются вот по этой дороге, возможно в соприкосновении с противником. Вам нужно проскочить далеко стороной по проселочным дорогам и потом с тыла нагнать их. Доложите полковнику Покровскому: наша переправа готова. Отметьте у себя на карте место. Части могут сосредоточиваться в небольших лесах левее заводи, а оттуда группами перебрасываться к переправе.

Прибежал старший дозора солдат Якимчук.

— Товарищ старший лейтенант, по направлению к заводи двигается какая-то небольшая группа, — доложил он.

Офицеры вскочили с земли. Прыгунов встал за дерево и приложил бинокль к глазам. Около пятнадцати немцев мчались на мотоциклах по давно неезженной проселочной Дороге к заводи.

«Группой едут без разведки. Значит, ничего не подозревают», — подметил Прыгунов и громко:

— Расчет ручного пулемета ко мне! Всем быстро расположиться на этой стороне, — он указал рукой, — за деревьями. Огонь по взрыву гранат. Гранаты бросаем я и Боженко. Задача — не дать прорваться обратно ни одному немцу, иначе наша переправа будет преждевременно раскрыта и уничтожена.

Немцы беспечно приближались к засаде. Они ехали по два мотоцикла в ряд. Было шесть мотоциклов с колясками.

«Возможно, они ищут место, где бы дополнительно устроить переправу для своих войск, — думал Прыгунов. — Тем более никто из них не должен отсюда выбраться».

Мимо Прыгунова проскочил первый ряд мотоциклистов.

— Боженко, огонь! — скомандовал он и сам метнул гранату. Взрыв. Второй. Застрочил ручной пулемет и автоматы. Мотоциклисты повалились убитыми и ранеными. Повреждены и мотоциклы. Сзади следовавшие мотоциклисты наскочили на передних и, расстреливаемые, остановились. Живые подняли руки. Один из задних мотоциклистов попытался развернуться и удрать. Сержант Боженко кинулся к нему и прикладом сбил сидевшего за рулем немца. Второй в коляске поднял руки вверх и что-то выкрикивал побелевшими губами.

Вечером лейтенант Сидорчук вез в машине трофеи — два мотоцикла и четырех связанных немцев.

Гул канонады усиливался, становился явственнее и резче. Вздрагивала земля.

— Бои идут уже непосредственно у переправ, — говорил саперам старший лейтенант Прыгунов. — Мы и немцы напрягаем все силы. Мы стремимся сбросить немцев в воду, утопить и убить как можно больше этой нечисти. Немцы стараются сдержать натиск наших войск и обеспечить переправу своих войск при наименьших потерях. Скоро и нам придется потрудиться. Будет жарко, но нужно выдержать.

Ночью на трофейном мотоцикле вернулся лейтенант Сидорчук.

— Следом за мной, — доложил он, — двигаются подразделения стрелкового полка. Здесь они будут переправляться на тот берег.

Паром из заводи был переведен и поставлен к берегу реки. Ночью началась погрузка первой группы десантников.

Паром отошел от берега. На нем был старший лейтенант Прыгунов. Он лично руководил переправой.

Вдоль Днепра немецкий патрульный самолет повесил осветительные бомбы.

На ярко освещенной поверхности реки медленно двигавшийся тяжело нагруженный паром был хорошо виден. Вызванные патрульным самолетом ночные бомбардировщики легко нашли цель. Пикируя, они сбрасывали бомбы на паром. Вокруг него вздымались высокие фонтаны воды. Свистели осколки. Послышались стоны.

— В правой крайней лодке пробоина, — доложил старший. Прыгунов спустился в поврежденную лодку и помог саперам заделать пробоину.

На середине реки паром заметили береговые батареи немцев. Вода закипела вокруг него от всплесков мин и снарядов, а он, неуклюжий и громоздкий, медленно, но уверенно приближался к правому берегу Днепра. Здесь его встретили свистом пуль беспрерывно трещавшие пулеметы. Паром высадил десантников и отправился за новой группой.

Прыгунов со своей командой саперов совершал на пароме рейс за рейсом. Наготове он предусмотрительно держал по одной запасной лодке у правого и левого берега.

Паромщики валились с ног. Никто из них не смог бы сказать, сколько они сделали рейсов.

— Товарищи, — говорил им Прыгунов, — вы славно потрудились. Спасибо. Вам нужно отдохнуть. Вас заменят другие. Согласны?

Молчание. Никто не изъявил согласия.

Следующий день переправы 29 сентября 1943 года начался беспрерывными атаками немцев на небольшом участке захваченного плацдарма. Пока шла погрузка на паром, старший лейтенант Прыгунов разъяснял своим подчиненным обстановку.

— Немцы предпринимают отчаянные атаки, чтобы сбросить наших десантников в реку. Мы во что бы то ни стало должны доставить нашим отважным десантникам подкрепление, иначе без помощи они все погибнут. Сейчас оплошность с нашей стороны может стать причиной их гибели. Не подкачайте, братцы.

Едва паром отвалил от берега, как из-за облаков вынырнули немецкие самолеты. Серия бомб всколыхнула днепровскую воду. Паром сильно качнуло. Крайняя правая лодка получила большую пробоину. В лодку хлынула вода. Паром начал оседать на правую сторону. Несколько саперов и солдат подкрепления были ранены и убиты. Получил ранение и старший лейтенант Прыгунов. Превозмогая боль, он спустился в аварийную лодку, сорвал с себя телогрейку, обернул ею деревянную пробку и стал заделывать пробоину.

— Боженко и Якимчук, — сказал он громко и отчетливо, — пробоина мною заделана. На место погибшего расчета доставьте с берега на лодке другой. К берегу вплавь и немедленно на лодке обратно.

— Понял, товарищ старший лейтенант, — выкрикнул Боженко и кинулся в воду. За ним боец Якимчук.

Прыгунов, командуя оставшимися саперами, маневрировал на реке вдоль берега. Вскоре запасная лодка с расчетом была пригнана. Ею заменена поврежденная.

Паром двинулся дальше. Он благополучно переплыл Днепр. У правого берега, на котором немцы сосредоточили огонь многих орудий, крупными осколками снарядов была разбита левая бортовая лодка. Команда лодки погибла. Прыгунов был вновь ранен, но продолжал работать вместе со своими саперами. В течение десяти минут разбитая лодка была заменена запасной. Паром вновь отправился к левому берегу за подкреплением. Противник неистовствовал. Он сосредоточил огонь по парому, намереваясь, видно, во что бы то ни стало потопить его. Прыгунов еще раз был ранен. Причалив паром к берегу, он свалился на руки солдат и потерял сознание. Бойцы бережно вынесли командира на берег и положили на разостланные шинели. Одна из ран оказалась смертельной. Через несколько минут он скончался.

30 сентября 1943 года на левом берегу Днепра, у деревни Яшники Киевской области, с воинскими почестями, под грохот артиллерийской канонады наступающих войск был похоронен отважный офицер Александр Васильевич Прыгунов.

На могиле своего командира сержант Боженко, сдерживая слезы, говорил:

Тот дважды герой, кто прошел переправу,
И трижды — кто в Киев-столицу войдет.
Героев-днепровцев по долгу и праву
У нас не забудет советский народ.

2 октября 1943 года фронтовая красноармейская газета за смелые и решительные действия во время форсирования Днепра назвала старшего лейтенанта Прыгунова «Героем переправы». Президиум Верховного Совета СССР присвоил ему посмертно звание Героя Советского Союза.

Май 1960 года. В квартире Анны Сергеевны Прыгуновой, давней жительницы Автозаводского района города Горького, собиралась ее большая семья, чтобы отпраздновать День победы.

Хозяйка — полная старушка с проседью в волосах, бодрая и подвижная для своих 76 лет — радушно встречала гостей.

Вокруг празднично накрытого стола уселись дети Анны Сергеевны, сыновья Алексей и Петр, дочери Вера и Антонина со своими мужьями. Анна Сергеевна смотрит на шумных веселых гостей, и ей становится грустно: вот и дети уже не молоды, у старших седина пробилась. Все стали хорошими людьми: сыновья работают на автозаводе, дочери учительствуют. Нет среди них только Александра. Вот его место рядом с матерью. Его никто не занимает. А вот его портрет на стене. Он был общим любимцем в семье: веселый, отзывчивый, добрый, он помог встать на ноги младшим братьям

и сестре.

В дверь постучали. Почтальон доставил письмо. Алексеи вскрыл его.

«Анна Сергеевна! — начал он читать вслух, — командование и личный состав войсковой части, в которой служил ваш сын, старший лейтенант Прыгунов Александр Васильевич, поздравляет Вас с 15- й годовщиной победы над фашистской Германией. Его подвиг является для нас примером исполнения воинского долга перед Родиной. Мы свято чтим память о вашем сыне — Герое Советского Союза».

Анна Сергеевна сквозь слезы смотрела на портрет Александра. Она была горда тем, что воспитала такого сына, но сердцу матери больно, что его нет в родной семье.

Д. А. ЦАРЕВСКИИ

Возможно, Вам будут интересны следующие статьи:

Количество общих ключевых слов с данным материалом: 3
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
1 В память о герое Жукова, А. В память о герое : [улица Прыгунова в Нижнем Новгороде] / А. Жукова // Патриоты Нижнего. – 2017. – 12 апр.(№ 14). – С. 15.
2 Бюст Герою Советского Союза Александру Прыгунову установили в Автозаводском районе Бюст Герою Советского Союза Александру Прыгунову установили в Автозаводском районе : [Электронный ресурс] // Патриоты Нижнего. – Режим доступа: http://nn-patriot.ru/?id=8634 (дата обращения: 12.12.2016)
3 Александр Васильевич Прыгунов Александр Васильевич Прыгунов [Электронный ресурс] : [о подвиге Героя]. – Режим доступа: http://likrus.ru/abc_database/object/6830 (дата обращения:12.02.2016)
4 В честь Героя Гордин А. В честь Героя : [о А.В. Прыгунове, Герое Советского Союза] // Автозавод-online. – 2012. – 23 окт.-4 ноября (№ 53). – С. 4
5 Герой переправы Герой переправы : [о подвиге А. Прыгунова] // Автозаводец. – 1999. – 24 июля. – С. 2
6 Прыгунов Александр Васильевич (1907-1943) Прыгунов Александр Васильевич (1907-1943) // Герои Советского Союза – горьковчане. – Горький, 1981. – С. 216
Количество общих ключевых слов с данным материалом: 2
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
7 Стариков Анатолий Константинович (1920-1980) Стариков Анатолий Константинович – (1920-1980) // Герои Советского Союза – горьковчане. – Горький, 1981. – С. 254
8 Наш воздушный Суворов Гордин А. Наш воздушный Суворов : [о подвиге А. Поющева, Героя Советского Союза, автозаводца] // Автозавод-ONLINE. – 2012. – 15-29 мая (№ 42). – С. 4
9 Комэск Власова Е. Комэск : [о А. Поющеве, Герое Советского Союза, автозаводце] // Автозаводец. – 2012. – 12 мая. – С. 3
10 Улица Героя... Улица Героя… : [о Герое Советского Союза – нижегородце Якове Ляхове] // Автозаводец. – 2011. – 4 окт. (№ 148). – С. 3. – фот.

Страницы