«Десерт» августа. Авария вертолета Ми-26 в Чечне еще долго будет предметом домыслов

Важное объявление

Уважаемые читатели!

С 6 июля все библиотеки начинают свою работу в соответствии с Приказом Департамента культуры администрации города Нижнего Новгорода от 03.07.2020 г. № 67 в ограниченном режиме.

Прием посетителей будет осуществляться только по предварительной записи на выдачу/сдачу книг. При посещении библиотек обязательно соблюдение санитарных требований: иметь маску, перчатки и соблюдать дистанцию 1,5 метра.

Предварительная запись на приход читателей в библиотеку (в т. ч. для детей до 14 лет, детей до 10 лет в присутствии родителей или законных представителей) и предварительный заказ книг осуществляются на сайте по форме «Предварительная запись в библиотеку» и по телефонам библиотек.

Обращаем ваше внимание: предварительная запись на приход в библиотеку и предварительный заказ книг считаются оформленными только после подтверждения библиотекарем посредством телефонной связи или электронного письма.


«Десерт» августа. Авария вертолета Ми-26 в Чечне еще долго будет предметом домыслов : [подробности об аварии вертолета в Чечне и гибели Мухина В.А.] // АвиаПорт. Дайджест. – 2002. – 2 сент. – Режим доступа: http://www.aviaport.ru/digest/2002/09/02/35155.html (19.11.2013)

Месяц август стал традиционно тяжелым для российских военных. Два года назад в этом месяце Министерство обороны потеряло атомную подводную лодку "Курск" и с ней — 118 членов экипажа. В этом году крупная катастрофа произошла в Чечне. И хотя стоимость разбившегося под Ханкалой вертолета Ми-26 несопоставима со стоимостью и значением такой подлодки, как "Курск", человеческие потери, символично приблизились к числу 118. Из пассажиров Ми-26 в цинковых гробах домой вернулись 116 призывников. Шестеро из них — нижегородцы. Есть и еще одна деталь, сближающая два августовских происшествия. С версиями о том, что именно произошло с Ми-26 в Чечне, творится такая же неразбериха, как и два года назад после катастрофы в Баренцевом море. Чеченская трагедия

Военный вертолет Ми-26 вылетел из Моздока в Чечню 19 августа, примерно в 16.10 по московскому времени. На борту находились военнослужащие, возвращавшиеся к месту службы после отпуска, а также контрактники и солдаты срочной службы, летевшие в Чечню на замену сослуживцам. Погода долго была нелетной, поэтому ожидающих собралось достаточно — вертолет, как потом оказалось, был сильно перегружен. 

Через полчаса, примерно в 16.50, Ми-26 был на подлете к аэродрому в Ханкале и совершал маневры, заходя на посадку. Неожиданно, когда машина находилась на высоте 180-200 метров, командир экипажа майор Олег Батанов передал на землю, что услышал хлопок в районе правого двигателя и получил предупреждение бортовых систем о возникновении пожара. Опасаясь, что огонь перекинется на второй основной двигатель, Батанов срочно пошел на снижение. Аварийная посадка удалась, но ровный участок земли в окрестностях Ханкалы, на который приземлился тяжелый Ми-26, оказался минным полем, защищающим базу федералов от вылазок боевиков.

Дальнейшее напоминало страшный сон. От взрыва мин, на которые опустилась машина, загорелись топливные баки. Пассажиры, пытавшиеся убежать и оттащить раненых от горящего вертолета, также напоролись на мины. Спасателям, срочно прибывшим из Ханкалы на место происшествия, оставалось стоять и издалека смотреть на эту картину — добраться до пострадавших удалось лишь после того, как саперы проделали проходы в минных заграждениях. К тому времени все, что должно было взорваться, уже взорвалось, а то, что могло гореть, сгорело. Счет убитым, раненым и пропавшим без вести пошел на десятки.

В отличие от позапрошлогодней истории с "Курском", ханкалинская катастрофа не застала президента Путина врасплох. Как только стали поступать сообщения о падении вертолета, президент распорядился создать государственную комиссию во главе с главнокомандующим сухопутными войсками России, заместителем министра обороны России генерал-полковником Николаем Кормильцевым. Это было еще до того, как в Москву пришли данные о масштабах человеческих потерь.

Когда же масштаб катастрофы стал более ясен, в Ханкалу потянулись руководители всех рангов. Помимо членов государственной комиссии, во вторник в Чечню направились полномочный представитель президента в Южном федеральном округе Виктор Казанцев, прервавший свою поездку по Краснодарскому краю, где он контролировал ход восстановительных работ после наводнения, а также находившийся в Ростове-на-Дону командующий войсками Северокавказского военного округа генерал Геннадий Трошев. К нему присоединились начальник оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией на Северном Кавказе генерал Евгений Ежков и командующий объединенной группировкой войск на Северном Кавказе генерал Сергей Макаров.

Затем из Москвы приехал заместитель Генерального прокурора РФ Сергей Фридинский. Далее настал черед министра обороны РФ Сергея Иванова, также вскоре прибывшего в Чечню. Последним из высокопоставленных чиновников, которых катастрофа под Ханкалой стронула с места, стал генеральный прокурор России Владимир Устинов. По прибытии в Моздок он заявил, что берет расследование этого случая под личный контроль, и полетел дальше, в Чечню.

К расследованию, помимо этого, подключились местные власти. Глава Чечни Ахмад Кадыров уже встретился с Геннадием Трошевым и пообещал оказывать ему всяческую поддержку. С собственной версией случившегося выступил и начальник УВД МВД России по Чечне полковник Саид-Селим Пешхоев.

Предсказуемая реакция

Обилие высокого начальства до сих пор не внесло ясности в самые насущные вопросы, связанные с катастрофой Ми-26. Несколько дней вообще была не известна не только причина падения вертолета, но и точное количество человек, которые были на борту, а также число погибших и даже само место происшествия. По одним данным, Ми-26 не дотянул до посадочной полосы в Ханкале пять километров, по другим — от ста до трехсот метров.

Главное, что интересует сейчас всех, это причины падения вертолета. Основных версий три. Первая, самая очевидная — действия боевиков. Именно на ней сейчас и настаивают, считая единственно верной, члены госкомиссии во главе с генералом Кормильцевым. В принципе реакция военных вполне предсказуема. Как бы ни цинично это звучало, для власти эта версия очень удобна, и есть все основания полагать, что именно на ней в итоге остановится следствие.

Хлопок, зафиксированный майором Батановым, мог быть взрывом ракеты, считают они. К тому же имеются военнослужащие, утверждающие, что видели, как по вертолету велся обстрел с земли. А пилоты вертолета Ми-8, сопровождавшего Ми-26 во время перелета из Моздока в Ханкалу, говорят, что в момент катастрофы наблюдали "след ракеты".

Считается, что Ми-26 мог быть поражен из переносного зенитно-ракетного комплекса "Игла". Сторонники этой версии не исключают и возможность обстрела машины из крупнокалиберного пулемета. Во всяком случае, по словам заместителя генпрокурора Фридинского, уголовное дело по факту аварии вертолета Ми-26 возбуждено по статьям 205 ("терроризм") и 105 ("убийство") УК РФ.

Косвенным образом в пользу террористической версии свидетельствует и поведение подозреваемой стороны. Так, на пропагандистском сайте чеченских боевиков Kavkaz.org первое сообщение о падении Ми-26 появилось в 17.04, то есть спустя несколько минут после катастрофы. А чуть позже на том же сайте появилась и более развернутая версия, где "гибель ста оккупантов" приписывалась действиям "троих моджахедов", выполнивших боевое задание и якобы благополучно вернувшихся на базу, расположенную где-то в горах.

Однако эта версия устраивает далеко не всех. С ней активно спорят представители чеченских властей, уверенные, что на подведомственной им территории террористы появиться не могли. "Квадрат, где произошла авария, тщательно охраняется военными, и проникновение сюда посторонних лиц практически полностью исключается", — заявил полковник Саид-Селим Пешхоев. Кроме того, напомнил он, вокруг военной базы в Ханкале имеется минное поле, через которое не пройти постороннему человеку. Ведется также и визуальное наблюдение над всеми окрестностями военной базы. Периодически здесь на малой высоте летают военные вертолеты, экипажи которых заметили бы любого, кто попытался бы приблизиться к трассе пролета и произвести выстрел.

"Конечно, боевики поспешат заявить о том, что ими сбит вертолет, но на мой взгляд эта версия наименее перспективна", — отметил Пешхоев. По его словам, осмотр упавшей машины скорее свидетельствует о том, что авария произошла из-за неисправности двигателя.

Заместитель военного коменданта республики полковник Селим Цуев приводит еще один довод в пользу "технической" версии катастрофы — тот факт, что экипажу удалось посадить вертолет. Цуев убежден, что командир экипажа проявил большое мужество и сделал все возможное в подобных обстоятельствах. "Он посадил машину, в противном же случае жертв катастрофы могло быть больше", — отметил полковник.

Кстати, все вертолетчики, включая майора Батанова, остались живы, поскольку кабина пилотов Ми-26 герметична и защищена броней. Они, разумеется, дали показания, но точную причину случившегося не знают сами. Также поступили сообщения, что найдены "черные ящики" разбившегося вертолета, — возможно, это поможет ответить на вопрос, не явилась ли причиной аварии техническая неисправность двигателя.

Тем временем военные уже начали атаковать особо смелые в выводах СМИ, предположившие, что вертолет мог погибнуть в результате технических неисправностей на борту. В частности в двигателе. Мол, ни один командир не поднимет в воздух машину, будь на ее борту хоть малейшая неисправность. Тем более, утверждают люди в погонах, разбившийся Ми-26 — один из самых молодых в Вооруженных силах и эксплуатируется "всего" восемь лет. При этом, правда, не говорится, когда последний раз этот вертолет был в ремонте и когда в последний раз проводилась регламентная замена узлов и агрегатов. Судя по нищенскому положению нашей военной авиации, на это у летчиков просто не было и не могло быть средств. Об этом ни один военный чин не сказал ни слова. В общем-то понятно почему.

Но версия о технической неисправности вертолета породила другую версию причины гибели Ми-26.

150 человек, не считая пилотов

Третья версия, самая, пожалуй, неудобная для командования ОГВ на Северном Кавказе, связана с вопросом о том, сколько же человек все-таки было на борту Ми-26 и кто именно стал жертвой катастрофы. По словам военных, организация полетов в Моздоке происходит следующим образом: все желающие записываются в специальный полетный лист, и когда очередной борт оказывается готов к вылету, руководитель полетов вызывает пассажиров по этому списку. Но точного расписания нет, поэтому часто бывает, что записываются на Ханкалу одни, а летят другие — те, кто оказался рядом с аэродромом.

Например, точно известно, что в этот раз в вертолет сели 15 человек, имена которых не значились в полетном листе. В то же время дежурный командного пункта авиации МВД России в Моздоке майор внутренних войск Губенин сообщил, что пятеро сотрудников томского СОБРа, записавшихся в полет, прибыли на аэродром уже после того, как Ми-26 поднялся в воздух.

Поэтому ни точного количества улетевших 19 августа на Ми-26 военнослужащих, ни точного перечня их имен никто пока не знает. Уточнения о возможном количестве пострадавших в авиакатастрофе поступали буквально каждый час. По самым последним из них, на борту рухнувшего вертолета было не менее 150 человек.

Однако такое количество пассажиров почти вдвое превышает штатную грузоподъемность Ми-26, который рассчитан на перевозку 85 человек. К тому же надо учесть, что пассажирами упавшего вертолета были военные, каждый из которых несет на себе значительный дополнительный вес в виде оружия и другого боевого снаряжения. Был, по сообщению газеты "Коммерсант", и дополнительный груз, следовавший вместе с пассажирами. Известно, пишет газета, что почти каждый контрактник и офицер, следующие из Моздока в Ханкалу, запасаются дешевой осетинской водкой.

Если это действительно так, то Ми-26 мог упасть из-за элементарного перегруза. По словам военных в Моздоке, речь идет о грубом нарушении правил полетов: "Насколько нам известно, на борту никаких гражданских лиц не было — просто солдаты из других частей попросились на борт, чтобы их подбросили до Ханкалы, и как селедка набились в вертушку. Техники в Ми-26, как мы знаем, не было — только люди. Правила допускают определенный перегруз транспортных вертолетов. Например, этот может перевозить до 85 человек, но если командир берет на борт дополнительных людей или груз, то он этих случаях должен сбрасывать из баков топливо, чего сделано не было".

В среду 28 августа в Нижегородской области прошли похороны двоих нижегородцев, погибших в катастрофе вертолета МИ-26 в Чечне. Рядовой Владимир Мухин похоронен на Автозаводском кладбище Нижнего Новгорода, рядовой Алексей Череванев — на родине в Лукояновском районе. Кроме них, в катастрофе погибли рядовые Илья Некипелов, Рассад Кузнецов, Юрий Молочко и капитан Антон Брусницын. Им все равно, по какой именно причине прервалась их жизнь. И за них уже не страшно. Страшно оттого, что вряд ли это был последний вертолет, разбившийся при столь туманных обстоятельствах, правду о которых мы вряд ли когда-нибудь узнаем.

Возможно, Вам будут интересны следующие статьи:

Количество общих ключевых слов с данным материалом: 2
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
1 «Но кто-то же должен…» Сторожук С. «Но кто-то же должен…» : [о Д. Минине и В. Мухине, чьи имена увековечены на мемориальной доске в школе № 5] // Автозаводец. – 2012. – 22 февр. – С. 3
2 Рядовой Мухин Владимир Анатольевич Рядовой Мухин Владимир Анатольевич // [Книга памяти]. Чеченская Республика, 1999-2008 гг. : памяти нижегородцев, погибших при восстановлении конституционного порядка в Чеченской Республике, посвящается. [Т. 3] / Карпенко В.Ф. ; [редкол.: Г.А. Суворов (пред.) и др.]. – Нижний Новгород, 2009. – С. 210-211
Количество общих ключевых слов с данным материалом: 1
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
3 Памятную доску погибшему в Сирии нижегородцу открыли в Автозаводском районе Покровская Я. Памятную доску погибшему в Сирии нижегородцу открыли в Автозаводском районе : [мемориальная доска С. Молянову установлена на стене школы № 58] // ИА «В городе N». – 2017. – 9 сент. – Режим доступа: https://www.vgoroden.ru/novosti/pamyatnuyu-dosku-pogibshemu-v-sirii-nizhegorodcu-otkryli-v-avtozavodskom-rayone-id282241 (дата обращения: 27.03.2020).
4 Подвиг разведчика Гусев А. Подвиг разведчика : [об открытии мемориальной доски кавалеру ордена Мужества Андрею Сошелину] // Автозаводец. – 2020. – 20 февр.– С. 18. – (Защитники Отечества).
5 О подвиге Шнитникова Евгения Петровича О подвиге Шнитникова Евгения Петровича [Электронный ресурс] : [о Е.П. Шнитникове] // Герои страны. – Режим доступа: http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=721. (17.01.2014)
6 Орден Мужества – посмертно Кулькова И. Орден Мужества – посмертно : [об установке мемориальной доски памяти А. Висячкина, погибшего в ходе боевых действий на Северном Кавказе] // Автозаводец. – 2013. – 20 нояб. (№ 175). – С. 2
7 Вечная память. Кулавин А. А. Вечная память [Электронный ресурс] : [о А.А. Кулавине] // Люди Нижегородской области. – Режим доступа: http://lno52.ru/index/0-211. (19.11.2013)
8 Вечная память. Минин Д. Н. Вечная память [Электронный ресурс] : [о Д.Н. Минине, погибшем в Сев. Осетии] // Люди Нижегородской области. – Режим доступа: http://lno52.ru/index/0-210. (14.11.2013)
9 Живы в памяти Живы в памяти : [об открытии памятной стелы С. Богатыреву, А. Емелину, А. Кулавину у школы № 15] // Автозавод online. – 2013. – 3 июля (№ 68). – С. 5
10 О ком молчит стела? Карпухин М. О ком молчит стела? : [об открытии стелы в школе № 15 в память о выпускниках, погибших при исполнении служебных обязанностей в Афганистане и Чечне] // Автозаводец. – 2013. – 1 июня (№ 79). – С. 3

Страницы