Юбилей трудового подвига

Честнова И. Юбилей трудового подвига : [к 75-летию бомбежки автозавода во время Великой Отечественной войны] // Автозаводец. – 2018. – 6 нояб. (№ 125). – С. 3

28 октября 1943 года в Государственный комитет обороны был отправлен рапорт о восстановлении автозавода после разрушительных бомбежек немецкой авиации. Его подписали 27 тысяч человек. Всего лишь за «сто штурмовых дней и ночей» цехи были полностью восстановлены и начали работать на полную мощность. Накануне 75-летия памятной даты в музее истории ГАЗа встретились очевидцы далеких трагических событий и студенты Нижегородского индустриального колледжа. Разным поколениям автозаводцев было о чем поговорить.

Готовясь к летнему наступлению на Курском направлении, германское командование приняло решение в июне 1943 года провести массированные налеты на промышленные центры Советского Союза. Главной мишенью гитлеровцы выбрали Горьковский автозавод имени Молотова — в годы Великой Отечественной наше предприятие стало ведущим военным предприятием страны.

— Основной продукцией завода являлся упрощенный вариант знаменитой полуторки, — рассказывает экскурсовод музея истории ГАЗа Любовь Бунигина. — Также завод выпускал легкие танки, автобусы на шасси грузовых и легковых автомобилей, трехосные грузовики ГАЗ-ААА, автомобили повышенной проходимости и броневики, самоходные установки, машины для высшего командования Красной армии, иностранные грузовики, корпуса различных снарядов, в том числе и для реактивных установок «катюша», мины, минометы, аэросани, артиллерийские и автомобильные колеса, катки для танков Т-34, полевые кухни, мотоциклетные коляски, авиационные двигатели, звенья взлетной площадки... Столько видов продукции не производил ни один завод нашей страны. Понимая значение ГАЗа, немецкое командование задумало стереть предприятие с лица земли.

4 ноября 1941 года люфтваффе совершили первый налет на завод. Боец военизированной охраны Серафима Шахова видела самолет-убийцу своими глазами. В тот день восемнадцатилетняя девушка-комсомолка как раз несла службу в подразделении охраны завода, которое до войны было исключительно мужским.

— Погода стояла чудесная, — вспоминает С. В. Шахова. — Падал белый пушистый снег, ветра не было. Тишину изредка прерывал грохот кузнечных молотов. И вдруг неожиданно появился самолет. Но мы не испугались, ведь воздушную тревогу не объявляли. Но когда он подлетел ближе, кто-то закричал: «Это не наш самолет! У него на борту свастика!».

Практически в тот же момент пилот сбросил бомбы на механосборочный цех № 2. Взрыв, пламя, паника. Весь рабочий народ бросился  на  выход к единственной двери. Ворота в цех были заперты — война.

— Люди бегут по направлению к 6-й проходной, падают, — продолжает Серафима Васильевна. — Кто-то встает, а кто-то так и остается лежать на земле. Администрация завода дает команду выпускать народ. Через открывшиеся ворота люди бросились врассыпную, а на белой, заснеженной земле остались раненые и погибшие. Растоптанные тела увезли в морг, пострадавших забрала скорая. Более 75 лет прошло с той поры, но я до сих пор очень хорошо помню этот трагический день. 5 ноября налет вражеской авиации повторился. На месте Парка славы стояли бараки, где жили рабочие. От них не осталось ничего. В тот день также погибло очень много беженцев из Москвы.

В апреле 1942 года Серафима Васильевна ушла добровольцем на фронт. Была связистом в зенитной части, телефонистом пулеметной роты. Сержант Шахова дошла до Курска, где в 1943-м разворачивалось небывалое по масштабам танковое сражение.

Эльвир Константиновна Дряхлова в 1941 году окончила первый класс. Отец, работавший на заводе, в литейном производстве, получил отпуск в конце июня. Семья собиралась в гости к его матери в Орел.

— Мы пошли погулять в сторону кинотеатра «Мир», тогда он назывался киноконцертным залом, — вспоминает Эльвира Константиновна. — И вдруг услышали из репродуктора сообщение о том, что фашистская Германия объявила войну. Папа велел нам с мамой возвращаться домой, а сам пошел в военкомат. Несколько раз он просил отправить его на фронт, но не отпустили. Отец руководил сборкой траков для танков. В ту пору ему было 29 лет.

Первую бомбежку в 1941 году Э. К. Дряхлова никогда не забудет.

— Около автомеханического цеха были вырыты землянки, — рассказывает Эльвира Константиновна. — Там разместили работников, эвакуированных с 466-го Ленинградского завода, и их семьи. Первый бомбовый удар пришелся как раз туда.

Вся детвора из дома, где жила Эльвира Константиновна, сбежалась посмотреть, что случилось.

— Мне было восемь лет. Помню развороченные землянки и окровавленные тела, — задыхаясь от слез, говорит Эльвира Константиновна. — На земле лежал маленький ребенок, ему оторвало руку. Я ее подняла и попыталась присоединить к тельцу. Никогда не забуду этот  леденящий ужас. В тот день я и мои сверстники сразу как-то повзрослели. Мы поняли, что должны помогать родителям, о судьбе которых порой ничего не знали. Мой отец неделями не выходил с работы. Одноклассники делились известиями о похоронках на отцов и братьев. Нашему автозаводу досталось.

Предприятию был нанесен колоссальный ущерб: в июне 1943-го фашисты разрушили 52 здания и сооружения, полностью уничтожили главный конвейер, монтажный и сборочный цехи, деревообделочный цех № 2, несколько смежных производств. По официальным данным, погибло 282 человека, было ранено более 500.

— Фашисты вели себя очень пунктуально, можно было сверять часы по их ночным прилетам, — продолжает рассказ Э. К. Дряхлова. — Внутри желтого бусыгинского квартала был сквер с клумбой. В ее центре находился небольшой бюст Сталина. Мы были в бомбоубежище на проспекте Кирова и вдруг услышали, как затрясся дом. Когда все стихло, ребятня высыпала на улицу. Оказалось, что сюда сбросили огромную фугаску, которая, к счастью, не разорвалась.

Антонина Сухонос — одноклассница Эльвиры Дряхловой, только чуть постарше. Девятилетняя девочка навсегда запомнила, как бомбили завод.

— По проспекту Октября (тогда — улице Октябрьской) были установлены репродукторы, — рассказывает Антонина Михайловна. — И когда передавали сводки с фронтов, взрослые останавливались. Если объявляли о поражениях наших войск, плакали. Мы, дети, ревели вместе с ними.

Семья Тони жила в одной из двадцати двух комнат в бараке. Дети играли, как вдруг послышался непонятный шум.

— Мы выбежали на улицу и увидели, как со стороны Оки летит огромный самолет. Он шел низко-низко, поэтому скоро мы разглядели черную свастику на борту и пилота в кабине. На голове у него был шлем, на лице — очки, а на руках — краги. Сосед по кварталу, Вовка Шленкин, снял фуражку и закричал: «Эй, фриц!», а тот в ответ погрозил нам кулаком.

Мы разбежались от страха. Судя по всему, это был вражеский разведчик. В этот же день объявили воздушную тревогу. Все выбежали с узелками в коридор, кто причитал, кто молился. Барак трясся, завод полыхал... Было очень страшно.

После таких событий отец Тони увез ее и еще двоих своих младших детей в деревню к родителям. Трое старших уже работали на заводе.

— Деревня располагалась на высоком берегу, так что пожарище автозавода видели и там. На сельские дома бомбы тоже сбрасывали, но они не взрывались, — продолжает Антонина Михайловна. — Саперы позже рассказывали, что бомбы были начинены газетами, листовками, опилками. Наверно, многие в Германии тоже не хотели войны.

Дети научились шить кисеты (табак рос в каждом огороде). Писали письма-треугольнички бойцам. Так что капелька нашего участия есть в Великой Победе.

Гитлеровцам не удалось прервать славную историю завода-гиганта, который, несмотря на разрушения, продолжал работать. Восстановление цехов началось после первых разрушительных ударов. Помогала вся страна. 35 тысяч человек, работая по 18-19 часов в сутки, восстановили завод за 100 дней.

По итогам Всесоюзного социалистического соревнования 1943 года коллективу завода 9 раз присуждалось переходящее Красное Знамя Комитета обороны. Более 500 рабочих, инженеров и техников были удостоены наград за самоотверженный труд при восстановлении предприятия. 9 марта 1944 года за досрочную ликвидацию последствий налетов вражеской авиации, успешное выполнение заданий ГКО по освоению производств, усовершенствованию боевой техники и образцовое снабжение фронта военной продукцией автозавод был награжден орденом Красного Знамени.

— Встреча с живыми легендами военных лет очень важна для учащихся нашего колледжа, — считает преподаватель ОБЖ, куратор отряда юнармии, подполковник запаса Владимир Ковалев. — Я уверен, что ребята запомнят этот день навсегда. К сожалению, некоторые, придя к нам учиться, с удивлением узнают, что автозавод бомбили. Таких пробелов в патриотическом воспитании быть не должно. И всероссийское движение «Юнармия» этими вопросами занимается очень серьезно.

Нынешних подростков сложно удивить. Студенты Нижегородского индустриального колледжа слушали очевидцев бомбежек Горьковского автозавода в полнейшей тишине.

— Меня накрыли эмоции, — признается юнармеец Оксана Мамеева. — Пережить такое в столь раннем возрасте... Родителей рядом нет, ты один на один с этим ужасом. Даже представить сложно, как им было страшно.

— Честно говоря, ни при каких обстоятельствах не хочется проходить такие испытания, какие выпали на долю уважаемых ветеранов, — говорит юнармеец Татьяна Ермекеева. — Эти встречи имеют очень сильный эмоциональный эффект. В такие минуты понимаешь, что ты — часть великого народа. Если вдруг, не дай бог, случится беда, я надеюсь, наша страна сможет объединиться, как много лет назад это сделали наши славные предки.

Ирина Честнова

Возможно, Вам будут интересны следующие статьи:

Количество общих ключевых слов с данным материалом: 1
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
31 Бренд «ГАЗ»: один на всех Мещерская А. Бренд «ГАЗ»: один на всех : [история эмблемы ГАЗа] // Автозаводец. – 2015. – 17 сент. (№ 105). – С. 3
32 Моя судьба — железная дорога Моя судьба — железная дорога : [о истории ГАЗа и его железной дороге] // Автозаводец. – 2015. – 21 июля (№ 80). – С. 20
33 Неженская работа Смирнова Л. Неженская работа : [о истории ГАЗа и его железной дороге] // Автозаводец. – 2015. – 16 июля (№ 78). – С. 6
34 Сначала была дорога. Железная Смирнова Л. Сначала была дорога. Железная : [о истории строительства ГАЗа и его железной дороги] // Автозаводец. – 2015. – 14 июля (№ 77). – С. 2
35 Американская история Горьковского автозавода Иконникова С. Американская история Горьковского автозавода : [о иностранцах, строивших ГАЗ, их судьбах] // Автозаводец. – 2015. – 9 июля (№ 75). – С. 5
36 На предприятиях нашего города ковали Великую Победу Белова И. На предприятиях нашего города ковали Великую Победу : [что выпускалось на предприятиях г. Горького в годы войны] // День города. Нижний Новгород. – 2015. – 6-12 мая (№ 33). – С. 12-13
37 Работали честно... Калюлина Г. Работали честно... : [о трудовой династии Жулиных] // Автозаводец. – 2015. – 23 апр. (№ 45). – С. 5
38 От деревни Завод до автогиганта Калюлина Г. От деревни Завод до автогиганта : [о трудовой династии Обрядиных] // Автозаводец. – 2015. – 17 марта (№ 39). – С. 2
39 Машины, по которым можно изучать историю страны Шерстинский В.Э. Машины, по которым можно изучать историю страны : [об истории ГАЗа] // Автозаводец. – 2014. – 24 июня (№ 69). – С. 3. – (Конструкторской школе ГАЗа – 85!)
40 ГАЗ на полях и дорогах войны Макарова А. ГАЗ на полях и дорогах войны : [Автозавод в годы войны]. – Нижегородский рабочий. – 2014. – 4 марта. – С. 21

Страницы