В труде как в бою

Константинов, С. В труде как в бою : [воспоминания С.И. Константинова, бригадира электриков Горьковского автозавода, полного кавалера ордена Славы] // В труде как в бою. – Горький, 1977. – С. 47-62

На всю жизнь останется в памяти моей 1977 год, год 60-летия Великого Октября, год принятия новой Конституции СССР. Больше сорока лет служила советскому народу прежняя Конституция. Законы ее создали прочную основу нашей жизни, строго охраняли права человека, всемерно содействовали росту могущества социалистической Родины, надежно защищали безопасность границ первого в мире государства рабочих и крестьян. Свято чтили советские люди и обязанности, возложенные на них Конституцией социалистического Отечества. Короче говоря, все, что мы сейчас имеем, чем гордимся, — результат строгого и четкого соблюдения Конституции СССР 1936 года.

Но время идет, меняется духовный облик советского человека, на новую высоту поднялось наше социалистическое общество, неузнаваемо изменилась экономика страны. Особенно остро чувствуется это сегодня, после первой годовщины новой Конституции СССР, когда каждый из нас, оглядываясь на пройденный путь, подводит итог прожитому, сделанному.

Вот почему, наверное, читая главы новой Конституции Союза Советских Социалистических Республик, где словно в фокусе собраны основные завоевания революции, достижения нашего народа, я невольно спросил себя: «А что сделал я? Оставил ли я свой след на земле?» И вот уже отложена газета, а беспокойная память страницу за страницей листает мою жизнь.

Рос, как и все мальчишки из тихой деревеньки Журавли, что под Бором. Взрослел быстро, как и все мои сверстники в трудное военное лихолетье. С оружием в руках честно исполнял первейшую обязанность гражданина СССР — защищал социалистическое Отечество. За пять дней до совершеннолетия получил второй орден Славы, а войну закончил полным кавалером ордена Славы. От пуль и снарядов не прятался, не единожды кровью моей полита священная земля Родины.

Потом мирный труд. Профессия у меня не ахти какая героическая — электрик, но навыков и смекалки требует. С помощью наставников и товарищей по работе я неплохо освоил ее. Теперь сам молодежи помогаю, а главное, стараюсь научить ребят честно, по-рабочему относиться к делу. Вот хоть Игорь Турусов и Сергей Евлашев.

Подружились мы сразу. При тридцатилетней разнице в возрасте это удивительно, хотя неожиданным было, пожалуй, лишь для меня. Ребята, чувствовал я, давно знали меня, давно искали внимания. Старались почаще попадаться на глаза, встревали, где надо и где не надо, в разговор, пытались хоть как-то помочь нам, электрикам, когда ремонтировали оборудование на их участке. Но дел было по горло. То монтаж, то отладка оборудования, и не простого — автоматического. Цех-то новый. Пока людей узнаешь, пока в схемах разберешься. Одним словом, не до них было.

А они при возможности, как завороженные, следили за действиями электриков. Правда, и посмотреть было на что. Монтировали электрики проводку, ставили мотор или меняли вышедший из строя предохранитель — движения их отличались рациональностью, а работа покоряла красотой и аккуратностью. Нужно, чтобы болт на два винта резьбы выходил из гайки — ровно настолько и завернут его. А чистота, с какой монтируют щитки управления, стала в третьем сборочном нарицательной. Этим мы и пленили двух операторов с участка окраски.

...С детства мечтали два друга о какой-то необычной и очень ответственной профессии. О какой именно? Неважно. Главное, чтобы они знали и делали то, чего не в состоянии сделать другие. А собственно, кто в свои тринадцать-четырнадцать лет не мечтает стать космонавтом или подводником? Но шли годы. Романтика отрочества отступала, освобождая место реальным планам юности. К десятому классу Игорь и Сергей решили твердо — будут автомобилестроителями.

Но ведь завод огромен, в нем десятки цехов, сотни специальностей. И ребята растерялись под лавиной предложений и возможностей, обрушившейся на них в отделе кадров, как они рассказывали мне потом.

— Понимаете, нам бы что-нибудь особенное... — вздохнул Игорь.

— Что-нибудь такое... — обнимая руками пространство, пояснил Сергей.

— Так я же вам и предлагаю сборочный цех № 3 — это, как я понимаю, то, что вам нужно, — сказал им кадровик, — Окрасочные работы, автоматика, бесконечные нитки подвесных и напольных конвейеров. И работает там, в основном, молодежь. Идите туда. Не ошибетесь.

— Согласны.

Третий сборочный встретил их ровным гулом агрегатов и пустыми пролетами между окрасочными камерами. Идут сто, двести метров — никого. Только разноцветные лампочки перемигиваются на щитах управления. Ага... вот и люди. В конце цеха операторы, ловко маневрируя тельфером, снимают с подвесок еще теплые после сушки кабины и ставят их на поперечный конвейер. Длинная очередь темно-зеленых кабин тянется на сборку.

Обгоняя плывущие на стальной ленте тупоносые остовы кабин, ребята, прибавляя шаг, двинулись к маячившему впереди светлому пятну. Один продольный конвейер... Второй... Свет все ярче. Заиграли блики на боках, крышах кабин, кажется, приветливее стали и улыбки тельферистов, провожающих взглядом новеньких. Еще одна стенка слева... Все!

— Вот это да! — Сергей замер на месте.

За стеной начинался сборочный конвейер. Насколько хватало глаз он тянулся в ту сторону, откуда ребята начинали путешествие по цеху. Свет люминесцентных ламп заливал рабочие места сборщиков, где парни и девчата крутили, крепили, прилаживали детали кабин. Хоть и непонятно поначалу что к чему, но красиво.

Им поручили работу на спуске. Нужно было снимать с подвесного конвейера только что вышедшие из окрасочной камеры после грунтовки кабины и ставить их на другой конвейер, по которому они двигались на окончательную окраску. Дело несложное, тем более что конвейер загружен не полностью. Пока шли лишь кабины ГАЗ-66. Время свободное оставалось, вот и крутились они возле нас, электриков.

Да, эта профессия по ним, именно о такой они и мечтали. Все есть в ней: и сложность, и красота, даже романтика своего рода. Эту специальность невозможно не полюбить, тем более, если видишь, как замечательно владеют ею члены нашей бригады. И ребятам очень хотелось быть причастными к такому делу!

А однажды ребята чуть свет прибежали в цех и сразу к нам. Вызвали Валеру Нуйкина, шепчут:

— Знаешь, Сергей Иванович-то у нас герой (это они про меня).

— ???

— Да-да. Сами портрет его в парке видели. Он ведь полный кавалер ордена Славы!

Валерий не удивился. Он знал о моих наградах. Знал и то, что не любитель я говорить о них.

— Нам-то что же не сказали?

— Да как-то к слову не приходилось. Вы к нам в обед загляните. У нас сегодня шахматный микротурнир. Сами и спросите у Сергея Ивановича.

С этого дня, наверное, и началась наша дружба. Ребята мне понравились сразу. По душе пришлась их юношеская непосредственность в сочетании с завидной логикой суждения. Да, у этих парней есть собственный взгляд на жизнь, на свое место в ней. Понравилась и серьезность, с какой они говорят о деле, их интерес к секретам и тонкостям профессии электрика. Простым «да» или «нет» тут не отделаешься. Им подавай точный ответ на все, почему и отчего.

— Уж не хотите ли специальность менять?— полушутя спросил я их тогда.

— А можно?

После этого разговора Игорь Турусов и Сергей Евлашев стали частыми гостями в пультовой. Пультовая — святая святых электриков, посторонним вход туда запрещен. И тот факт, что я разрешил ребятам бывать здесь, всем говорил о многом. Присматриваясь к молодым рабочим, я все больше и больше привязывался к ним. А электрики Нуйкин и Соколов давно считали их своими. Они и уговорили взять ребят в бригаду.

— А не слишком ли молоды? — усомнился энергетик. — Ведь на вашей ответственности уникальнейшее оборудование. Случись что, кто отвечать будет?

— Мы и ответим. За парней ручаюсь.

Так Игорь и Сергей стали членами нашей бригады электриков.

Было это два года назад, а ребята, наверное, помнят первый свой день на новой работе, словно это было вчера.

Прежде всего их прикрепили к опытным электрикам. Игорь стал подшефным Валерия Нуйкина, а Сергей — Виктора Соколова. Потом был инструктаж по технике безопасности. «Того нельзя, другого нельзя. А что же можно-то?» Взглянув на поскучневшие лица учеников, я улыбнулся.

— Всему свое время. Пока же займитесь тщательным изучением схемы конвейеров, обозначений сигнальных лампочек.

Ох и непростое это дело — научиться с пульта управлять работой подвесных и напольных конвейеров! Нужно назубок знать и безошибочно находить кнопки включения или остановки любого из них. Уметь быстро принимать необходимое решение при получении того или иного сигнала Красный огонек — выбило привод конвейера, немедленно сообщи в службу механика. Загорелась другая лампочка — прими к сведению, видимо, пошел брак, и рабочие сами остановили агрегат...

Так и прошли первые недели, у ребят — в «войне» с кнопками и лампочками, у меня — в раздумьях и сомнениях. Всякий раз, как приходится иметь дело с молодежью, теряю покой. Ведь у каждого свой характер, каждый своего подхода требует. За одним глаз да глаз нужен, а другому полную свободу подавай. И снова мысленно возвращаюсь к годам моей юности. Да, везло мне на хороших людей.

Разве без доброго совета, хорошего примера в тяжелом ратном деле сумел бы я за пять дней до своего совершеннолетия получить второй орден Славы? Нет, конечно. Разве забуду я ласковый взгляд и крепкую руку лейтенанта Михайлова на своем плече? Словно младшего брата, опекал меня командир самоходки, обучая военным премудростям. Через всю жизнь пронес я наставления командира: «Не доешь, не доспи, а пушку содержи в порядке. Она твой ангел-хранитель. На нее да на себя вся надежда в бою».

Ох, как правильно говорил командир! Ведь сколько раз бывало, когда лишь доли секунды отделяли от смерти. Выручало орудие да выработанная реакция, пришедшая после упорных тренировок, после слов командира: «Делай, как я». До сих пор помню ползущую влево башню «тигра», черный зев движущегося в нашу сторону ствола. Я оказался быстрее. С первого же снаряда крестатый зверь завертелся на месте, распластывая по земле гусеницу. Вторым снарядом прожег ему броню. Вот она, школа лейтенанта Михайлова!

Или еще случай. Было это в самом конце войны. Одной из первых наша самоходка ворвалась в небольшой прибалтийский городок. Разметав гору пустых ящиков нырнул в дымовую пелену. Горит станция. А под гусеницами уже асфальт перрона. Вижу, впереди дернулся состав. Набирая скорость, стальная машина мчит вдоль железнодорожного полотна. Нет, не догнать.

— Уйдет ведь, — зло бросил командир.

— Достанем, — шепчу я, вращая рукоятки прицела. Глаз прилип к окуляру. Есть! Цель схвачена. Теперь спокойствие, промахнуться нельзя. На второй снаряд времени не хватит. Паровоз уйдет. И снова помогла выучка Михайлова. Пушка словно привязанная движется за паровозом. Небольшое упреждение... Выстрел! Окутанный клубами пара паровоз встал. Клацнув буферами, замерли вагоны. Через минуту из них на полотно посыпались люди в полосатой одежде. Меткий выстрел спас тысячи жизней.

Демобилизовался я в начале пятидесятых годов. Несладко пришлось бы на первых порах, не окажись рядом замечательного человека — Николая Васильевича Быкова. Помог он встать на ноги, освоить новую специальность электрика. Красота, аккуратность в работе — это от Николая Васильевича. Уравновешенность и рассудительность — тоже от него. Монтировали ли установки для непрерывной разливки стали на «Красном Сормове», ставили ли подстанции на автозаводе, всегда и везде чувствовал я поддержку и внимание Быкова.

А в колесном цехе, куда я перешел работать, меня уже знали как хорошего специалиста. На счету было более 15 рационализаторских предложений, дающих немалый экономический эффект. На сложных прессах, например, при транспортировке кассет с продукцией часто случались заторы. Я предложил заменить конечные выключатели на более совершенные. Теперь транспортный конвейер работает как часы.

Многое связывает меня с коллективом колесного цеха. Там пришла добрая трудовая слава (по итогам восьмой пятилетки я награжден орденом Ленина), там осталось много друзей и учеников, которым я помог стать неплохими специалистами. Последний из них, Сергей Нарчев, сейчас уже тоже бригадир, нет-нет да и заглянет в третий сборочный к бывшему шефу. Поговорим о житье-бытье, обязательно поинтересуется здоровьем. (Ведь и перешел-то я в сборочный цех № 3 из-за ног. Напомнили о себе старые раны, а здесь все-таки полегче). А потом идет к ребятам.

— Ну как, не обижает Сергей Иванович-то?

И пошли разговоры о жизни, о планах на будущее. Нарчев ненамного старше ребят, а опыта побольше. Бригадир из него хороший вышел, а кончит техникум — будет мастером неплохим. Ребятам с ним интересно: где случай из практики расскажет, где в схеме поможет разобраться. И я рядом, поглядываю на парней и улыбаюсь. «Всего-то полгода работают, а смотри, как формулами швыряются.  Электротехнику знают». А вслух говорю:

— Завтра нужно прийти чуть пораньше. Будем тренироваться.

Бригада знает, что это такое, и ждет: что-то завтра придумает Константинов? Прошлый раз я вставил перегоревший предохранитель в цепь управления одного из трех конвейеров группы. За пять минут нашли причину остановки агрегатов. А еще раньше положил бумажку под контакт, тоже быстро разобрались. Ребятам нравятся такие «забавы». Они дают возможность на практике проверить полученные знания, заставляют принимать оперативные решения. Случись в самом деле остановка конвейера — электрики ни минуты лишней не потеряют.

Не только производством ограничиваются наши интересы. Ребята знают о моих заботах, я в курсе их дел и планов. А недавно вместе ходили на концерт вокально-инструментального ансамбля.

— Шумновато порой,— отвечая на вопросительные взгляды парней, заметил я при выходе.— А в общем репертуар неплохой. За душу песня берет.

Наутро только и разговоров было, что о концерте. Ребята что-то о децибелах толковали. Я им о чувствах и гармонии. В конце концов решили на будущей неделе еще раз во Дворец культуры пойти.

Нет у меня каких-то особых методов и приемов воспитания молодежи. Верю лишь одному, годами и опытом проверенному,— личному примеру. Так учили меня в свое время, этим и я стараюсь влиять на подшефных. Кажется, это мне удается. В отношении ли к делу, в манере ли вести разговор ребята стараются подражать наставнику. А я отвечаю им отеческой заботой.

Парни теперь самостоятельные. Один дослуживает в армии, второй здесь, со мной работает. А жизнь идет своим чередом.

Еще и еще раз вчитываюсь в положения новой Конституции, подчеркиваю для себя место, где говорится об обязанности каждого гражданина честно и добросовестно трудиться. Надо будет с ребятами из службы энергетика потолковать по этому поводу. Есть у меня кое-какие соображения. Ведь порой как бывает. Работают рядом два человека, работа у них одинаковая, разряды тоже, соответственно и зарплата равная, как у всех повременщиков. Но вот беда — первый в семь раз быстрее второго со всем управляется, что-то выдумывает, изобретает, усовершенствует, а второй пассивен, трудится аккуратно, но «от сих до сих». В цехе же они на одном счету, оба хорошие работники, морально и материально равноценные. Непорядок это. Труд должен оцениваться объективно, всесторонне, и важнейшую роль тут призваны сыграть профсоюзные организации.

Уж если зашла речь о честном отношении к делу, не могу не рассказать о своей бригаде. Замечательные парни подобрались в ней. Ну а костяк — мои первые помощники Валерий Нуйкин и Виктор Соколов. Работа у нас ответственная — управление с пульта движения окрасочных конвейеров. Не только управление, но и обслуживание их. Где какая неполадка — сигнал, на схеме вспыхивает лампочка. Мигом туда, найти причину остановки конвейера, быстро устранить ее. Счет ведется на минуты, и ребята успевают.

Но все-таки главное в нашей профессии не скорость в исправлении неполадки, а ее предупреждение. За время работы в цехе, то есть за два с половиной года, мы, кроме официально оформленных рацпредложений, внедрили еще свыше 20 усовершенствований оборудования и приспособлений. Ведь не деньги же главное — главное, чтобы польза была.

Взять такой пример. На первомайские праздники мы по своей инициативе перемонтировали освещение в трех окрасочных камерах. Дело здесь вот в чем. Раньше при коротком замыкании хотя бы в одном светильнике автоматически отключалось освещение по всей стороне камеры. В полумраке работать нельзя. Конвейер останавливали. Теперь же специальные предохранители при замыкании отключают лишь часть светильников. Конвейер движется, люди работают, а мы занимаемся ремонтом освещения.

Или еще. По проекту осветительные лампы подвесного конвейера были установлены прямо на нем, на десятиметровой высоте. Конвейер есть конвейер, все время движение, все время тряска. В неделю 2-3 лампочки меняли. А это снова остановки, снова потери рабочего времени. Мы решили прикрепить их к бетонным фермам цеха. Несложное приспособление и вот уже в течение нескольких месяцев не знаем забот с освещением подвесных конвейеров. Кроме того, прежние пятисотваттные лампы заменили на то же число ламп дневного света мощностью 80 ватт — экономия.

В прошлом году мы обязались подать 10 рационализаторских предложений. Сделали больше. Мысль у парней работает, дело свое они знают, любят. А светлой голове да умелым рукам поле деятельности всегда найдется. Думаю, что и нынче не меньше сделаем. Это и будет нашим ответом на заботу партии и правительства о жизни и благосостоянии советского человека, нашим подарком ко Дню Конституции СССР.

Эффективность и качество — вот основное направление нашей работы на ближайшие пять-десять лет. Эту магистральную линию в производстве наметил для тружеников страны двадцать пятый съезд партии, эта цель поставлена во главу угла деятельности партийных, хозяйственных, профсоюзных и комсомольских организаций автозавода. Активно бороться за эффективность и качество — значит полнее использовать основные фонды. Нам, электрикам, ремонтникам это положение — прямое руководство к действию. От кого, как не от нас зависит освоение и введение новых производственных мощностей, сокращение простоев оборудования. Выше я уже говорил, что сделали мы в 1977 году для организации бесперебойной работы окрасочных конвейеров. Но то лишь малая толика от всего сделанного ребятами, лишь частичка нашего повседневного труда. Ведь для того чтобы добиться полного исключения простоев электрооборудования (сегодня можно с уверенностью сказать, что мы достигли этого), пришлось сделать немало. Конечно, ставить все в заслугу только нашей бригаде, одиннадцати электрикам, неправомерно. Без помощи службы энергетика цеха, других вспомогательных служб нам сделать это было бы не под силу.

Например, замена импортных клапанов на всех подвесных конвейерах потребовала вмешательства и руководства, и ведущих специалистов цеха. Мы настояли на целесообразности этого шага, обосновав его точными расчетами и несомненной выгодой, которую он несет производству. Такая же работа предстоит нам и в этом году. Мы снова предлагаем импортные конечные выключатели, как морально и физически устаревшие, заменить на отечественные бесконтактные датчики БДП-1. Сейчас вопрос этот решается в вышестоящих инстанциях. Бригада уверена в целесообразности задуманного, понимают это и специалисты. Как бы там ни было, мы уже потихоньку готовимся к предстоящей работе. А она не из легких. В самое ближайшее время нужно смонтировать 120 датчиков. Подбираем материал, продумываем обходные варианты работы оборудования в момент перемонтажа. Словом, дел хватает.

Хотя наш цех сравнительно молодой, но уже имеет стабильный актив рационализаторов. Для примера можно привести такие цифры. В 1977 году экономическая эффективность от внедрения в производство технических новинок составила 42 тыс. рублей, а за первое полугодие 1978-го — 39 тысяч. За эти успехи во втором квартале цеху присвоено первое место.

Плодотворно работают на творческой стезе старший мастер службы механика А. А. Елисеев и мастер А. М. Козицин. Кстати, второй — студент пятого курса политехнического института. Ими подано и внедрено за время совместной работы не одно крупное предложение. Например, автоматическое устройство для отвода подвесок от кабин, позволившее высвободить на этой операции несколько рабочих. Экономия — 9,8 тыс. рублей. Интересно и другое мероприятие — модернизация зуба каретки цепи на подвесном толкающем конвейере. Оно экономит металл и сбережет государству за год еще 8,4 тыс. рублей.

Много оригинальных рацпредложений на счету слесарей И. Н. Серова, А. Д. Овсянникова, Ф. Н. Юсупова. В основном все они связаны с улучшением условий труда на сборочных конвейерах. Не отстают от них рационализаторы и нашей службы, службы энергетика. Например, молодые новаторы Михаил Савенков, Валерий Марычев и энергетик цеха В. Н. Лисин подали и внедрили пять технических разработок. Главная из них — щит сигнализации и контроля за работой газовых топок и окрасочных камер.

На участке гальванического покрытия, где работает в основном молодежь, рационализаторы и изобретатели подали в этом году несколько предложений, направленных на экономию лакокрасочных материалов. Результат — 10 тыс. рублей экономии.

Намного сократились простои конвейеров и после того, как ребята из нашей бригады смонтировали на каждом производственном участке световые табло. Теперь мастерам ни бегать, ни звонить никуда не надо. Глянул на табло — и сразу видно, где остановка, ясно, что нужно делать, чтобы заминка не отразилась на четком ритме производства кабин. Для этой же цели создан и резерв электродвигателей на все подвесные и напольные конвейеры. Сколько сил, времени потратили Нуйкин, Соколов, Турусов, Муравьев, вся бригада, чтобы из отечественных двигателей создать полноценную замену действующим импортным моторам! И ведь сделали! Сейчас уже штук восемь модернизированных нашими руками двигателей исправно несут свою службу на конвейерах.

А вот пример из недавнего прошлого...

У нас на пульте загорается лампочка.

— Снова неправильно сцепились, Сергей Иванович, — докладывает оператор.

— Где?

— Как всегда, со второго конвейера на третий. Подхожу к схеме. Верно, там.

— Вызывайте слесаря.

И так семь, восемь раз в смену. А каждый неправильный сцеп подвески с конвейером требовал остановки агрегата на 2—3 минуты (пока слесарь придет да пока исправит неполадку). Посоветовались мы в бригаде, как избежать этих остановок. Дело-то ведь пустяковое.

— А что, если на третьем конвейере автостоп смонтировать?

— Надо подумать, чтобы он не только останавливал агрегат, но и устранял неправильный сцеп.

— Ведь это и не сложно...

Действительно, нехитрое приспособление, предложенное Нуйкиным, дало возможность совсем избавиться от остановок конвейеров из-за неправильных сцепок с подвесками.

Модернизируются, конечно, не только автоматические линии, обслуживаемые нашей бригадой. Весь цех постепенно вооружается новым, самым совершенным оборудованием. Недавно, например, принят в эксплуатацию подвесной толкающий конвейер № 13. Подача кабин из нашего цеха на главный сборочный конвейер по таким вот конвейерам — одно из условий высокопроизводительного труда. Новейшее оборудование, прогрессивная технология позволяют более эффективно наладить весь технологический поток сборки грузовых автомобилей.

Еще вчера действовали лишь две транспортные артерии. По ним кабины автомобилей ГАЗ-52, ГАЗ-53А шли на три главных конвейера. На четвертый же, где собирают грузовики ГАЗ-66, кабины подавались старым способом — электрокарами. Теперь и это узкое место ликвидировано. Заметно разгрузился сбор грузовых автомобилей от лишних транспортных средств, более четко стали поступать и кабины к сборщикам, а в результате повысилась производительность их труда.

Если говорить о технических новшествах этого конвейера по сравнению с двумя пущенными ранее, то там была применена автоматическая система управления на бесконтактных логических элементах. Качественнее, чем прежде, велись механомонтажные работы. В короткие сроки была выполнена вся электроразводка путевой автоматики и системы управления подвесных толкающих конвейеров. Все это повысило надежность и качество трасс подвесного конвейера и, конечно же, отразилось на технической вооруженности цеха.

Коллеги из соседних цехов нам часто завидуют. Что, мол, им сейчас не работать, оборудование новое, сиди да поглядывай, как автоматы трудятся. Погодите, вот пройдет лет пяток. Действительно, оборудование у нас новое. Но и оно без хорошего глаза да заботливых рук может такую штуку выкинуть, что потом и не поймешь, лучше оно старого или нет. Примеров тому в каждом цехе не мало. Помним мы и о будущем. Вечного ничего нет. Потому и стараемся уже сейчас создать запас важнейших узлов и агрегатов, чтобы потом остановки и перебои не стали для нас, ремонтников, громом среди ясного неба. Думаю, что дело до этого не дойдет. Хозяйский глаз и профилактика служат бригаде верно. Прошло три года с момента пуска окрасочных конвейеров, срок достаточный для проявления «характера» любого оборудования, а у нас наоборот. Месяц от месяца техника работает лучше, надежнее. Все дело в людях, обслуживающих ее.

Большие планы у бригады на 1979 год. Главная задача — полностью оснастить цеховое оборудование бесконтактными датчиками. Дело это сложное не только в технико-исполнительском отношении, но и в организационном. За прошлый год мы смогли смонтировать лишь 12 датчиков при обязательстве — 120. Причина? Отсутствие на заводе этих приборов. Сейчас к решению этой проблемы подключились соответствующие службы производства и всего предприятия.

Вопросы качества волнуют сборщиков кабин так же, как и весь многотысячный коллектив автозавода. Из года в год, из месяца в месяц ведется нами целенаправленная работа над улучшением качества, надежности, комфортабельности кабин грузовиков. Недавно государственная аттестационная комиссия в четвертый раз подтвердила право грузовика ГАЗ-66 носить на своем крыле почетный пятиугольник. Можно перечислить немало имен и фамилий наших товарищей по труду, которые всей душой болеют за честь марки горьковских автомобилей. Взять хотя бы В. С. Майскую, А. М. Макарову... Но дело ведь не в этом. Качество у нас — забота общая. Хотя для этого одного нашего желания или энтузиазма мало. Почему, например, цех сборки кабин ГАЗ-66 дает нам зачастую бракованные детали? Сборщики постоянно сталкиваются с такими дефектами, как смещение отверстий под вентилятор, деформация крючков  крепления электропроводки.

В цехе за время, прошедшее с предпоследней аттестации ГАЗ-66, много сделано по улучшению качества кабины, ее внешнего вида. Мы теперь ставим моторчики стеклоочистителя, в которых есть гаситель радиопомех. Применяется новый термоизоляционный материал типа войлока вместо асбестовой прокладки. Панели кабины стали съемными. Они облегчили и упростили ее ремонт. Формы и обивка сидений теперь более соответствуют требованиям дня. Удалось исключить такой распространенный дефект, как отслоение краски от поверхности кабины. Конечно, сложные вопросы эффективности и качества не могли успешно решаться без организации соревнования, усиления контроля за внедрением намеченных мероприятий. Все возникающие дефекты тщательно анализировались заводскими лабораториями и техническими службами.

Помогло, естественно, делу улучшения качества кабины оперативное вмешательство контрольных мастеров и работников цехов-поставщиков. Часто, например, электропроводку зажимали фильтром радиопомех. На сборочных конвейерах это приводило к ее замыканию. Сейчас подобные факты не случаются. Быстро реагируют на замечания наших производственников цех каркасов и глушителей, отдел автонормалей и некоторые другие подразделения. Так совместными усилиями кабины доводятся до высокой степени качества.

Продукцию горьковских автомобилестроителей знают более чем в 70 странах мира. Со всех концов планеты идут на автозавод письма от благодарных   потребителей.

«Нам очень нравится грузовик ГАЗ-66. Намерены и в дальнейшем получить его. Григорио Бана, Республика Гвинея Бисау».

«Хочу выразить благодарность за хорошую автомашину ГАЗ-53А. Чеслав Забровский, Польша».

«Волга» прошла 255 тысяч километров без среднего и капитального ремонта. Считаю, что пробег этого автомобиля может достичь 400 000 км. Красин Иванов, Болгария».

Куба, Йемен, Швеция... Перечень торговых партнеров предприятия велик. И я горд, что трудом своим, своими руками утверждаю доброе имя нашего завода. «Сделано на ГАЗе — сделано отлично» — этот девиз по душе каждому автомобилестроителю.

Возможно, Вам будут интересны следующие статьи:

Количество общих ключевых слов с данным материалом: 2
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
1 Важная птица Гусев А. Важная птица : [о вечере в музее ГАЗ, посвященном 60-летию со дня запуска в серию легендарного автомобиля ГАЗ-13 «Чайка»] // Автозаводец. – 2019. – 31 янв. (№ 5). – С. 16-17
2 Шаги истории самой Шаги истории самой : [Электронный ресурс] : [история ГАЗа в датах] // Сайт www.biografia.ru. – Режим доступа: http://www.biografia.ru/nn/avtozavod29.html (дата обращения: 16.03.2017)
3 «Волга» — кроссовер Кальмансон Л. «Волга» — кроссовер : [ об автомобиле ГАЗ 24-95] // Автозаводец. – 2017. – 9 февр. (№ 15). – С. 4
4 Юбилей полуторки Шерстинский В. Юбилей полуторки : [история ГАЗа] // Автозаводец. – 2017. – 28 янв. (№ 10). – С. 2
5 Восемьдесят пять лет на ходу Бишлетов С. Восемьдесят пять лет на ходу : [о юбилее ГАЗа] // Патриоты Нижнего. – 2017. – 18 янв. (№ 2). – С. 16-17
6 Путешествие начинается Путешествие начинается : [история ГАЗа в датах. Январь] // Автозаводец. – 2017. – 17 янв. (№ 5). – С. 2
7 Под знаком юбилея Максимова И. Под знаком юбилея : [о праздновании 85-летия ГАЗа] // Автозаводец. – 2017. – 7 янв. (№ 1). – С. 1, 2
8 Имена, вписанные в историю Шерстинский В. Имена, вписанные в историю : [о Ю.П. Борякове, П.А. Бабиче, К.П. Пшенисновой, ветеранах ГАЗа] // Автозаводец. – 2016. – 27 окт. (№ 122). – С. 6.
9 «Мы готовы к выходу на мировой рынок» Штанов В. «Мы готовы к выходу на мировой рынок» : [интервью с М. Айбеком, генеральным директором корпорации «РМ» о перспективах развития продукции ГАЗа] // Автозаводец. – 2016. – 20 окт. (№ 119). – С. 1-2
10 Танки Великой Отечественной Шерстинский В. Танки Великой Отечественной : [о выпуске ГАЗом военной продукции] // Автозаводец. – 2016. – 20 окт. (№ 119). – С.4

Страницы