Самолет-самолет, забери меня в полет

Иконникова С. Самолет-самолет, забери меня в полет : [Электронный ресурс] : [история музея авиаотряда]. // Иволга. – 2016. – 30 авг. – Режим доступа: http://ivolgann.com/самолет-самолет-забери-меня-в-полет/ (дата обращения: 23.03.2017)

В музей авиации Нижегородского аэропорта мы попали мимоходом. Но «мимоход» этот растянулся весьма надолго и существенно пополнил копилку впечатлений.

Сам музей небольшой и занимает, по сути, один большой зал. Но число ярких экспонатов зашкаливает.

— Как правило, я начинаю рассказывать с самого зарождения авиации, — говорит заведующий музеем Евгений Жиряков, — показываю схему мертвой петли Петра Нестерова, говорю о Валерии Чкалове, совершившем беспосадочный перелет из СССР в США. Кстати, знаете, как его называли? Небесный хулиган.

— Ну правильно, под мостом летать — вполне хулиганский поступок, — хвастаюсь я своими знаниями истории авиации.

Впрочем, Чкалов — это уже не зарождение, а развитие авиации. Первое регулярное пассажирское авиасообщение, между прочим, было открыто в 1923 году, по маршруту Москва — Нижний Новгород (и наоборот).

Вместимость «Юнкерсов Ф-13» была невелика, всего 6 человек, в Москве они взлетали с Ходынского поля, в Нижнем приземлялись на взлетно-посадочную полосу возле Московского вокзала. Вообще-то ВПП была весьма условной и представляла собой большое огороженное поле. Никаких бетонных плит или асфальта не было в помине, все это появилось гораздо позже.

— Летали самолеты только днем, — рассказывает Евгений Жиряков, — при этом не поднимаясь выше 700-800 метров.

— Боялись замерзнуть? — шучу я и неожиданно попадаю в точку.

— Да, первые самолеты не отапливались (но при этом летали и зимой), так что пилотам в обязательном порядке выдавали теплые валенки, тулупы и варежки, пассажирам — пледы, — отвечает Евгений Борисович. — Но главное — навигационных приборов практически не было. В общем-то, лучшим прибором тогда служила железная дорога. Летали четко над ней, сверяя свой курс с проложенными рельсами.

Ночные полеты начали практиковать лишь ближе к 40-м годам ХХ века, и то пилотам приходилась управлять самолетами вручную.

Современные автопилоты появились не так давно. В музее стоит фрагмент рабочего места пилота Ту-134, самолета, на котором хоть раз летал, пожалуй, каждый второй житель нашей страны.

Смотрю на стройные ряды кнопочек, тумблеров и датчиков и понимаю, что я бы не справилась с этим хозяйством никогда. Я бы просто не запомнила, какой тумблер что означает. А ведь их нужно включать-выключать в правильном сочетании, чтобы достичь нужного эффекта. По сравнению с этим «пультом управления» обычная автомобильная панель приборов выглядит как деревянные счеты рядом с суперкомпьютером.

— И все-таки у Ту-134 какие-то операции уже выполнялись в автоматическом режиме, — говорит Евгений Жиряков. — А вот самолетом Ан-2 нужно было управлять вручную. Смотрите сами! — и широким жестом он приглашает меня в узенькую кабину Ан-2, сохранившуюся в музее в полностью рабочем состоянии.

Первое, что поражает — не панель приборов и не говорящая рация (она настроена на волну аэропорта). Сиденья. В следующий раз, когда будете ругать неудобные сиденья в маршрутках (или, например, лавочки в поликлиниках), вспомните про пилотов Ан-2. Кажется, что низенькие, узенькие, жесткенькие стульчики делали для детей старшей группы детского сада — чтоб ребятишки отдохнули пару минут, и дальше играть. Ан нет. Для пилотов. Взрослых мужчин, которым приходится проводить в кабине по несколько часов. И они не жаловались на дискомфорт. Надо — значит, надо. И вот здесь уже обычные автомобильные кресла по сравнению с «пилотскими» выглядят как суперкомпьютер рядом с деревянными счетами.

Вытащить себя из музея удается с трудом. Здесь и реальные детали самолета, и разбитое стекло Ан-26, которое треснуло от того, что в него попала птица («Да, птицы очень мешают самолетами, — произносит Евгений Жиряков и тут же философски замечает: — Впрочем, многие говорят, что это самолеты мешают птицам»), и макет аэропорта «Стригино» с подсвечивающейся взлетно-посадочной полосой. Есть и черные ящики — которые, как замечает Евгений Борисович, немного не черные и чуть-чуть не ящики. Они — оранжевые шары, и этот факт известен почти всем. Но увидеть такой ящик вживую удается лишь посетителям музея. Мне удалось.

Светлана Иконникова

 

Возможно, Вам будут интересны следующие статьи:

Количество общих ключевых слов с данным материалом: 1
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
191 Вспомним, как все начиналось Смольянинова Т. Вспомним, как все начиналось : [о истории культурной жизни Автозаводского района] // Автозаводец. – 1996. – 7 июня, 18 июня, 25 июня.
192 Былое и думы : воспоминания Смольянинова Т.В. Былое и думы : воспоминания : [рукопись об истории развития культурной жизни в Автозаводском районе]. – Нижний Новгород, 1996. – 8 с.
193 Творческая удача Яворовский Г. Творческая удача : [о спектакле «Отелло» и его актерах Народного театра ДК ГАЗ] // Горьковский рабочий. – 1965. – 18 окт. – С. 3
194 Новая премьера автозаводцев Чубарова Л. Новая премьера автозаводцев : [о спектакле «Отелло», его актерах Народного театра ДК ГАЗ] // Ленинская смена. – 1965. – окт. – С. 4
195 Отелло на сцене Народного театра Чуянов С. Отелло на сцене Народного театра : [о спектакле и его актерах] // Автозаводец. – 1965. – 13 июня. – С. 3
196 В Доме печати Викторов П. В Доме печати : [о В. Рубинском, актере Народного театра ДК ГАЗ] // Горьковский рабочий. – 1964. – 7 апр. – С. 3
197 Отелло – технолог Вадим Рубинский Гороховский А. Отелло – технолог Вадим Рубинский : [о игре актера Народного театра ДК ГАЗ] // Горьковский рабочий. – 1964. – апр. – С. 3
198 Рождение театра Тарасов П. Рождение театра : [о театральной самодеятельности первостроителей автозавода и рождении Четвертого колхозного областного театра] // Театр колхозной деревни / П. Тарасов. – Москва-Ленинград, 1939. – С. 8-15

Страницы