Когда пуд легче пуха

Гуринович В. Когда пуд легче пуха [Электронный ресурс] : [о цехе комплектации «АвтоГАЗа» и его молодежи] // Смена. – 1979. – июнь (№1250). – Режим доступа: http://smena-online.ru/node/31818/print (Дата обращения: 09.03.2016)

Холщовая, выбеленная солнцем и ветром рубаха, домотканые, по щиколотку порты, голову и плечи прикрывает мешок, распоротый по боковому шву. Кто бос, а у кого на ногах лапти, перетянутые бечевой. По шатким сходням идут торопко, почти бегом, а на загривке мешки пудов в пять-шесть. Их лица сливаются для меня в одно лицо — почерневшее от приволжского зноя и пыли, с мягкой русой порослью по впалым щекам и пронзительно синий взгляд, вобравший в себя и густоту волжской волны и безоблачную легкость августовского неба.

Увидел я это лет десять назад возле Кинешмы. Увидел и глазам не поверил — будто попал в начало века и передо мной проходят ожившие герои горьковских и купринских страниц.

— Все! Отдыхаем! Свет отключить! — Рослый мужчина в замшевой кепочке вскинул руки, словно приветствуя кого-то. — На сегодня съемка окончена. «Грузчики» с видимым облегчением вздохнули и, стягивая через головы рубахи, потянулись к сверкающему «Икарусу». «Юпитеры» погасли, и солнечный день как бы потерял свою яркость и праздничность. Такое нынче и вправду только в кино увидишь: согнутые спины, сомкнутые, побелевшие от напряжения губы, мышцы, вздувшиеся от непомерного груза... Но, наверное, не мне одному в студенческие годы доводилось разгружать вагоны на Москве-товарной, и стихи Евтушенко были нам тогда особенно близки своей документальностью. Помните: «Ночь над перроном идет на убыль. Сгружают медики под песни уголь. Сгружают лирики, сгружают физики дрова и сахар, цемент и финики...» Мы не чурались физической работы, и в слове «грузчик» чудился нам то ли романтический плеск черноморского прибоя, то ли соленый ветер Каспия. Эта работа от случая к случаю для нас была в охотку, и мы, весело сколотив артель, подряжались на разгрузку барж, вагонов, рефрижераторов. А в ту пору все подручные средства на «разгрузочно-погрузочных работах» — тачка, крючья, чалочные приспособления да ручная лебедка...

Выручали крепкие плечи, молодость, жажда новизны. Опытные грузчики-профессионалы смотрели на нас с добродушной усмешкой, сами работая неторопливо, с основательностью, присущей знатокам своего дела.

— Не рви! Ровней работай, дыхание береги, — советовал старшой, дядя Миша, трудившийся грузчиком уже более четверти века. — Ты не силой, сноровкой бери. Грузчику не только руками, а и головой шевелить надо...

Память высвечивает давние дни, строчки из книг, раскатистое «р-р-р» в крепко сбитом слове, воскрешая нечто былинное и в то же время такое привычное, земное — грузчик...

Он вышел из отдела кадров и в нерешительности остановился. Все получилось на редкость просто, буднично. Никого не удивил он своим аттестатом зрелости: пожилая женщина, перелистав тоненькую пачку его документов, сказала: «Люди нам нужны. Особенно молодые ребята. Пойдешь грузчиком?» И, не дождавшись ответа, словно не сомневалась в согласии, кивнула сидящей через стол девушке: оформляй...

Юрий огляделся, заметил знакомых ребят из школы, из параллельного класса. Они, оживленно переговариваясь, шли к проходной. «Им повезло, — подумал он, — не в грузчики, небось, а на большой конвейер попали. А тут разыскивай этот цех, как его... — он заглянул в направление, — комплектации и обработки запасных частей. Где он может быть?»

— Не подскажете, как мне пройти?

Седой широкоплечий мужчина замедлил шаг, обернулся:

— А далёко ли?

— Да вот... — Юрий протянул направление. «Седой», как все дальнозоркие, читал, держа бумагу на вытянутой руке.

Ну что ж, Баранов Юрий Михайлович, пойдем, провожу тебя. — И, протягивая широкую ладонь, представился: — Сорокин Виктор Петрович, можно дядя Витя, как больше нравится. Мужчина улыбнулся, и улыбка преобразила его лицо, жесткое, иссеченное морщинами, — оно стало по-мальчишески задорным:

— Идем, товарищ грузчик...

Сентябрьское солнце уже высоко поднялось над корпусами ГАЗа. Оно вызолотило металлические крыши, тысячекратно отразилось в высоких окнах цехов и ровным, мягким светом рассеялось по улицам, площадям и проспектам автограда.

Юрий поймал медленно падающий березовый лист. Словно в роще, подумалось ему, и в этот момент он вдруг отчетливо понял, что начинается иная жизнь, в сущности, совсем неизвестная, немного пугающая и в то же время такая заманчивая, — жизнь самостоятельного рабочего человека. Юра встряхнул длинной вьющейся причёской и, поймав чуть насмешливый взгляд Сорокина, нахмурился. «Ну, сейчас нотация начнется, мол, парня от девушки нынче не отличишь...» Но провожатый ничего не сказал. Они шли уже минут пятнадцать, и Юрию казалось, что путь их по этому удивительному городу никогда не кончится.

Ему приходилось бывать на автозаводе со школьной экскурсией, но тогда их подвозили к цехам на автобусе, и ощущение огромности автограда скрадывалось мимолетностью увиденного в окне.

— После десятилетки? — спросил Сорокин. И, не дождавшись ответа, кивнул: — Понятно. В институт не поступил? Тоже ясно... Но ты носа не вешай. Институт от тебя не убежит. А здесь добрую специальность получишь.

— Специальность, — буркнул Юрий. — Хватай больше, кидай дальше. Так у вас говорят?

— У кого «у вас»? Ты теперь тоже автозаводец. Ну, а насчет хватай и кидай погоди судить...

Они миновали корпуса сборочных цехов, главный конвейер и поравнялись с первым кузнечным цехом — «цехом Бусыгина».

Сорокин остановился.

Он смотрел на старое, приземистое здание, как на давнего доброго друга. Отсюда почти полвека назад начинался ныне всемирно знаменитый, четырежды орденоносный Горьковский автозавод. Здесь бригада арматурщиков веселого светлоголового «комсы» Витьки Сорокина, ударная бригада — коммуна имени XV партсъезда — устанавливала рекорд за рекордом, по суткам не уходя со стройки.

Вспомнилось, как с бригадой Гриши Переходникова торопились до наступления паводка закончить водозабор на Оке, как случилась беда — прорвалась эстакада, хлынул мутный весенний поток в брешь, и как Лешка Бронников, плясун, балагур, отчаянный парень, кинулся в эту брешь грудью, телом останавливая взбунтовавшуюся воду. Это тогда Саша Жаров, шустрый паренек с соседнего участка (позже станет он Александром Жаровым, известным комсомольским запевалой), писал в многотиражной газете:

В строительстве, опережая сроки,
Сбивая месяца в пространстве лет,
С коммуною своей идет Сорокин,
Как самый лучший, к рубежу побед!

Виктор Петрович Сорокин, председатель областного совета ветеранов комсомола, почетный автозаводец, будто обрывая воспоминания, провел ладонью по лицу.

— Вот так, брат. Это — прошлое наше. А вон и цех твой. Правее смотри, правее.

Юра смотрел, куда указывала рука Сорокина, и видел большое прямоугольное здание из стекла и бетона, насквозь пронизываемое солнечными лучами. «Словно выставочный зал, галерея картинная», — подумал он.

— Там, Юра, завтрашний день вырисовывается...

Цех комплектации и обработки запасных частей Горьковского автомобильного завода — по сути дела, склад, но оснащенный автоматикой, механизмами, электронно-вычислительными машинами. Вступил он в строй осенью 1965 года.

Созданию этого цеха предшествовала кропотливая, полная творческого драматизма, дерзаний и сомнений работа конструкторов, проектировщиков, технологов ГАЗа и Ульяновского научно-исследовательского и проектно-технологического института машиностроения. Дело в том, что такой цех строился впервые не только в отрасли, но и вообще в нашем народном хозяйстве.

Горьковчане ездили в Финляндию, побывали на знаменитых складах фирм «Вольво», «Хенке», «Коналс», где автоматическое и электронное оборудование стоило, пожалуй, дороже всех запчастей, обрабатываемых и хранящихся там. Удивительно? Да. Целесообразно? Безусловно!

И снова долгие бессонные ночи, споры до хрипоты, до изнеможения, и снова... чистые листы ватмана, робкие поначалу наброски невиданного склада.

А сроки поджимали.

Складское хозяйство ГАЗа — десятки неприспособленных помещений, разбросанных по всей многогектарной площади завода, — буквально «задыхалось» от всевозрастающего объема грузов, которые необходимо было принять, обработать, оформить и отправить более чем тремстам адресатам.

Тогда еще шутили, что, мол, грузчиков да упаковщиц на заводе больше, чем автостроителей. С привкусом горечи в общем-то была эта шутка. Накладные расходы непомерно возрастали: почти все операции на складах велись вручную, огромная документация (на каждую запчасть — до шестнадцати «сопроводиловок»!) оформлялась по старинке. Канцелярские счеты, шариковые ручки да два-три табулятора на все хозяйство...

— Помните, в фильме «Премия» бригадир, Леонов его играет, говорит насчет порядка на складе. Дверь там он полдня с пэтэушником разыскивал. Очень жизненно. И у нас ведь на складах почти то же самое было, — рассказывает Любовь Андреевна Никитушкина. Сегодня она крановщица, управляет мостовым краном. («Выше любого начальства», — шутит.) А работала и грузчиком, и упаковщицей, и комплектовала партии грузов к отправке.

— Бывало, с ног собьешься, разыскивая необходимое. Сколько времени рабочего теряли! А стеллажи какие? Вкривь и вкось... Лезешь по стремянке к потолку, а оттуда — с ящиком на плечах. Сейчас, конечно, когда вспомнишь, удивишься — как работали?! А тогда, что ж, — дело делали да новый цех ждали. По субботам, случалось, по воскресеньям строителям помогали — уж очень хотелось быстрее по-новому работать...

Параллельно со строительством специалисты-конструкторы разрабатывали, а заводские умельцы изготовляли новое оборудование для цеха. Здесь, на ГАЗе, был сконструирован и изготовлен уникальный автопогрузчик — штабелер, который нынче с успехом используется на сотнях складов. Эта машина полностью механизировала приемку груза и транспортировку его в стеллажи, на тридцатиметровую высоту. На какой стремянке можно добраться сюда!

Оригинально и смело был решен участок высотного складирования. Ажурные конструкции трубчатых стеллажей достигают высоты пятиэтажного дома. Они легки, красивы и очень просты в изготовлении. Используется с максимальной пользой каждый из 25 тысяч квадратных метров производственной площади. И в то же время в цехе ощущается простор, воздух.

Мозгом склада стало... бюро ЭВМ. Только одна машина «Минск-22», обрабатывая в сутки до 20 тысяч различных приходно-расходных документов, заменила 150 счетных работников. Это сегодня, когда цех комплектации имеет уже две машины третьего поколения ЕС, «Минск», с его в общем-то ограниченными возможностями, кажется анахронизмом. Но четырнадцать лет назад внедрение электронно-вычислительной техники в складское хозяйство требовало определенной смелости и умения видеть завтрашний день цеха.

В то время цех возглавлял знаменитый Пустеленин, лауреат Государственной премии СССР, принимавший непосредственное участие в создании нового цеха комплектации и обработки запчастей — от идеи до ее практического воплощения.

«Порой мне казалось, — вспоминает он, — что мы бредем вслепую, на ощупь. Но когда идешь первым, приходится рисковать. Важно, чтоб риск этот шел от знания, а не от самонадеянности... Я очень надеялся на молодежь, на ее энергичность, на отрицание всяческих шаблонов как в мышлении, так и в действии. Мы понимали: новое не может строиться по старинке».

В ноябре 1970 года в цехе побывал Председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин. Беседуя с коллективом цеха о передовых методах социалистического хозяйствования, он отметил, что опыт горьковчан следует как можно быстрее внедрять и на других предприятиях отрасли.

Нынче выросли современные складские корпуса на ВАЗе, ЗИЛе, на КамАЗе. И уже решаются практические вопросы по реконструкции цеха запчастей ГАЗа.

Тридцативосьмилетний начальник цеха Юрий Леонтьевич Летанин, работавший в свое время и грузчиком, и токарем, и мастером, и секретарем комитета комсомола в цехе, знающий складское хозяйство завода детально, говорит горячо, напористо:

— Главное, не опоздать. Ведь пока проектируем, прикидываем, утрясаем, глядь — проекты наши устарели. Нужно уже не завтрашним, а послезавтрашним днем жить. Тогда все и выйдет в точку!

— Пять, шесть, семь...

— Вить, да брось ты это баловство. А вы не подначивайте! И так видно — парень здоровый...

Припекает весеннее солнышко. Обеденный перерыв. На грузовом дворе возле цеха собралось человек десять — двенадцать парней да трое степенных мужчин, которым уж за шестьдесят.

— Вишь, — обращается ко мне Иван Яковлевич Логинов, сухонький, подвижный, совсем не похожий на волжского богатыря, поднимающего зараз семь-восемь пудов. — Силой мериться затеяли. К трубе приварили колеса из-под дрезины, вот тебе и штанга. Устанавливай рекорды... Парни молодые, здоровые, а ничего тяжелей молотка на работе-то и не поднимают. Одно название — грузчики. Раньше бывало... — И он вздохнул.

— А что раньше, Иван Яковлевич?..

— Нет, конечно, чего жалеть о вчерашних днях. Случалось, домой придешь — не разогнешься. А сейчас вот вроде как и неудобно себя грузчиком называть. Раньше пятнадцатипудовые вагонные тележки вдвоем с Василичем кантовали. Василич! — зовет он товарища. — Василич, не дай соврать.

К нам подходит мужчина среднего роста, фигура его, будто вырубленная из цельного куска гранита, выражает спокойствие, неторопливость. Я с ним уже знаком. Шурыгин Иван Васильевич, на ГАЗе с пятидесятого, специальность — грузчик.

— Как мы с тобой тележку ворочали, помнишь?

Иван Васильевич досадливо машет рукой, присаживается рядом, на опрокинутый тарный ящик, говорит по-волжски, чуть растягивая слова.

— Что, Ваня, старину вспоминать? Каким богатырем был! — И, повернувшись ко мне всем телом: — С виду он, конечно, не Муромец, а вот рессору на плечах метров двести нес. Сам тому свидетель. Глупость, понятное дело, вполне можно было на автопогрузчике ее доставить. Но тоже спор, помнится, вышел. Молодые завели...

— Подначивать они мастера, — вставил Логинов. Но не обидчиво сказал, с улыбкой. Видно, и сама молодежь и ее «подначки» были по душе старому грузчику.

— Ребята нынче, конечно, грамотные идут. У нас грузчиками и девушки значатся. У кнопок стоят... А вот, поди ж ты, все равно стесняются, что ли, профессии нашей.

— А чего ее стесняться? — загорячился Иван Яковлевич. — Ты, Василич, можно сказать, потомственный грузчик... — И, объясняя мне: — У него и отец и дядьки по Волге ходили, по Каме... Сам ни почестями не обижен, ни уважением людским. И орден за свой труд имеет...

— Да брось ты, Ваня, не в этом дело. Награды, почести — суть не в том. Вот мы с тобой уйдем на пенсию, что после нас останется, вернее, от профессии нашей? В заводском музее под стеклом — крюки, чалочные ремни, подхватка заспинная...

— Видно, Василич, отжила свой век наша специальность. Что тут поделаешь...

Не отжила. Иной стала. Автоматы, механизмы не только ее изменили, сам грузчик нынче другой. А значит, и называть его по-другому надо.

— А ведь точно. Ребята, что в портах работают, хотя бы в нашем, горьковском, — докеры. На стройке, у меня там зять, — стропальщики. А помнишь, были мы на экскурсии в Челябинске, на трубопрокатном, там те же грузчики операторами зовутся...

И вспомнился мне разговор пятилетней давности, когда Леонид Алексеевич Пустеленин повернул вдруг нашу беседу совсем неожиданной стороной.

Надо сказать, что и тогда в цехе комплектации работало много молодежи. Причем в основном выпускники средней школы. Приходили, чтобы пересидеть год-другой и снова поступать в институт. Уже имея рабочий стаж. Но просто «пересидеть» не удавалось. Цех захватывал необычностью работы, особой душевной атмосферой, когда сама работа не в тягость, и в цех спешишь утром, чтобы вновь увидеть хороших друзей, чтобы снова окунуться в привычную жизнь делового, самостоятельного человека. Большинство из вчерашних десятиклассников оседали здесь прочно, учились на курсах водителей электрокар, автопогрузчиков, становились квалифицированными электриками, слесарями-ремонтниками, лаборантами в бюро ЭВМ. Это ни в коей мере не мешало им поступать на вечерние и заочные отделения техникумов, институтов.

— Знаете, почему молодежь к нам все же неохотно идет? — спросил Пустеленин. — Названия специальностей отпугивают: грузчик, упаковщица... В отделе кадров требуют: посылайте на конвейер, хочу работать испытателем. Как так, в кармане аттестат зрелости и с ним-то в грузчики идти?! А того ребята не понимают, что названия устаревшие и сегодняшнему труду в цехе не соответствуют. Вы и сами видели: тоненькие девчата, по восемнадцать-девятнадцать лет. Светлые халатики, косынки цветные — настоящая радуга в цехе. А в трудовой книжке запись: грузчик 2-го разряда...

Я перелистываю старый журналистский блокнот. Фамилии, имена тех, с кем говорил о многом. И о престижности профессии тоже.

Вот некоторые из тех записей.

Володя Фомин, 18 лет. — Во Дворце на танцах с девушкой знакомишься, как представиться — Вова-грузчик? Нет ведь... Вот и приходится придумывать: управляю, мол, некими сверхсложными механизмами. Впрочем, так оно и есть.

Люба Лапшина, 20 лет. — Мы шли работать в цех, не зная, чем нам придется заниматься. Думали, действительно какие-то тяжести поднимать. Оказалось, здесь все кругом механизировано. Многие девочки выучились на водителей электрокар, стали крановщицами. Я — лаборантка на «Минске-22».

Аня Солоницина, 22 года, бригадир комсомольско-молодежной бригады. — Я приехала, как и многие другие девочки, из деревни. Хотела поступать в институт. Не прошла. В отделе кадров оформили в цех комплектования, упаковщицей... В шестьдесят девятом создали первую в цехе комсомольско-молодежную бригаду. Бригада у нас комплексная — каждый имеет три-четыре специальности. Можем в любой момент подменить друг друга...

В нынешний мой приезд я встретился со старыми знакомыми. Почти все по-прежнему работают в цехе. Некоторые закончили техникумы, учатся на последних курсах институтов. Женились, вышли замуж, растят детей... В цехе определилась их рабочая судьба, жизненная дорога, кто-то нашел здесь и личное счастье.

— Эй, корреспонденты, не хотите прокатиться на моей машине? — окликают нас сверху.

Задираем головы: из кабины крана-штабелера машет нам Вера Лукичева, и через несколько минут начинается наше необычное путешествие...

Как отыскать в считанные минуты нужную деталь, когда перед тобой лес стеллажей, где хранятся запчасти более 16 тысяч наименований?

Только из суточного запаса деталей, размещенных на стеллажах этого суперсклада, можно полностью — от мостов до ветровых «дворников» — собрать две тысячи легковых и четыре тысячи грузовых автомашин. Отсюда запасные части к «газонам» и «Волгам» всех моделей и модификаций расходятся в разные уголки мира. У цеха комплектации — более шестисот постоянных получателей-контрагентов. Руководство цеха имеет юридическое право на заключение договорных поставок с любой зарубежной автомобильной фирмой и корпорацией. Подготовкой этих договоров занимается специальное юридическое бюро цеха.

Итак, вам нужно отыскать, к примеру, двадцать рулевых управлений для ГАЗ-53 и отправить их в город Барнаул. Старшая комплектовщица участка, получив заказ, смотрит по картотеке (составленной и обработанной ЭВМ), сколько имеется на складе в данное время рулевых управлений этой марки и где они хранятся.. На карточке указано и количество деталей, и место их на многоэтажных стеллажах. Теперь водителю крана-штабелера остается только доставить детали на упаковочный участок.

...Штабелер, освещенный изнутри мягким светом люминесцентных ламп, словно батискаф в океанских глубинах, движется вдоль длинного сумеречного межштабельного пролета. Мы — пассажиры этого корабля, капитаном — Вера Лукичева. На этот раз нам необходимо разыскать и доставить на «материк» 250 крестовин блока шестеренок. Вера сверяется с картой-заказом.

— Седьмой «этаж», 28-я и 29-я ячейки...

Луч подвесного фонаря выхватывает таблички с номерами ячеек, высвечивая впереди надписи: Караганда, Сахалин, Афганистан, Волгоград, Рим, Канада, Ашхабад, Вьетнам... — адреса, по которым уходит продукция завода.

По пескам Афганистана и в снегах Восточной Сибири, по горному серпантину Туркмении и по автострадам Италии, по тихим улочкам заснеженной Вологодчины и по залитому огнями асфальту Буэнос-Айреса мчатся машины Горьковского автозавода.

— На дальних стеллажах — уже скомплектованные партии. К отправке готовы. Отмаркируют — и в путь, — объясняет нам Вера. — Держитесь! Первую скорость включаю, пойдем по вертикали.

Штабелер дернулся и, убыстряя бег, пошел выше, выше. Номера 21, 22, 25... Ячейки, заполненные металлическими ящиками, выкрашенными в ярко-оранжевый цвет («Чтобы из темноты лучше видеть...»), проплывают мимо кабины, будто мы остановились, а стеллажи начали двигаться.

— А вот и наш груз. 28-я — 150 штук, 29-я — ровно 100.

Стальные лапы рольганга — автоматического приемного устройства — легко подхватывают металлический ящик, бережно опускают его на площадку крана, рядом — второй. Вера переключает рукоятку, и мы отправляемся в обратный путь.

На всю операцию ушло каких-то десять минут.

— Понравилось? — улыбнулась Вера. — Приходите, научим!

С ребятами из цеха комплектации и обработки запасных частей я встретился еще раз перед отъездом, совершенно неожиданно.

— Зайдем в сборочный, на большой конвейер, — предложил секретарь комитета ВЛКСМ объединения «АвтоГАЗ» Александр Лосев. — Сегодня на сборке наши, комсомольские машины.

В нынешнем году исполняется 50 лет комсомольской организации ГАЗа. И к своему юбилею комсомольцы завода решили собрать 500 внеплановых автомобилей. Да не просто собрать, а все детали для них, все узлы изготовить в нерабочее время из сэкономленных материалов. И тут, на большом конвейере, я вдруг увидел своих знакомых — Валю Вознесенскую, групкомсорга 1-го участка, Бориса Крохина, Веру Лукичеву, крановщицу Люду Уфрутову... А вон и Юра Баранов, тот самый, который так не хотел идти в грузчики в начале своей рабочей карьеры, — его мушкетерские кудри были ловко подхвачены косынкой в горошину; работал он с таким же азартом, как и все его друзья — грузчики, упаковщики, комплектовщицы, крановщицы, водители электрокар.

Я вопросительно посмотрел на Лосева.

— Комсомольский субботник. Сборочный и цех комплектации — давние друзья. Всегда выручают друг друга.

К нам подошла Зина Нестерова.

— А, экскурсанты, — пошутила она, — давайте к конвейеру.

Рядом с Зиной стоял рослый парень. Короткая стрижка, лицо широкоскулое, спокойное. Где я видел его?

— Гуляев Володя.

И сразу вспомнилось: в музее истории и трудовой славы завода висит портрет этого парня. А под ним — мандат делегата XVIII съезда ВЛКСМ и копия диплома лауреата премии Ленинского комсомола.

— Наш шеф и наставник, — отрекомендовала его Зина. — Многих наших ребят и девчат обучил тонкостям сборки. А что и куда крепить — мы сами знаем. Ведь все машины, которые завод выпускает, через наш цех проходят, только в разобранном виде.

...А с конвейера уже сходил сверкающий ГАЗ-66. На его кабине золотистыми буквами было выведено: «Комсомольский» и цифра «50». За ним, ровно через 124 секунды, еще один, а там еще, и еще, и еще...

Пустеленин как-то обронил в разговоре:

— Думаю, не за горами то время, когда работа на нашем складе станет одной из самых привлекательных для молодежи.

Похоже, что такое время уже наступает... Заместитель генерального директора объединения «АвтоГАЗ» по кадрам С. А. Елкин назвал любопытную цифру: сегодня каждый четвертый из вчерашних десятиклассников, поступающих на завод, просит в отделе кадров: «Направьте меня в цех комплектации...»

Валерий Гуринович

Возможно, Вам будут интересны следующие статьи:

Количество общих ключевых слов с данным материалом: 1
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
1 Важная птица Гусев А. Важная птица : [о вечере в музее ГАЗ, посвященном 60-летию со дня запуска в серию легендарного автомобиля ГАЗ-13 «Чайка»] // Автозаводец. – 2019. – 31 янв. (№ 5). – С. 16-17
2 Юбилей трудового подвига Честнова И. Юбилей трудового подвига : [к 75-летию бомбежки автозавода во время Великой Отечественной войны] // Автозаводец. – 2018. – 6 нояб. (№ 125). – С. 3
3 Они покоряли Каракумы Лукина Н. Они покоряли Каракумы : [к 85-летию пробега автомобилями ГАЗ в Каракумах] // Автозаводец. – 2018. – 29 сент. (№ 109). – С. 7
4 Как создавались легенды Честнова И. Как создавались легенды : [о легендарных автомобилях марки ГАЗ] / И. Честнова, Е. Мухина // Автозаводец. – 2017. – 19 дек. (№ 145). – С. 3
5 Шаги истории самой Шаги истории самой : [Электронный ресурс] : [история ГАЗа в датах] // Сайт www.biografia.ru. – Режим доступа: http://www.biografia.ru/nn/avtozavod29.html (дата обращения: 16.03.2017)
6 «Волга» — кроссовер Кальмансон Л. «Волга» — кроссовер : [ об автомобиле ГАЗ 24-95] // Автозаводец. – 2017. – 9 февр. (№ 15). – С. 4
7 Юбилей полуторки Шерстинский В. Юбилей полуторки : [история ГАЗа] // Автозаводец. – 2017. – 28 янв. (№ 10). – С. 2
8 Восемьдесят пять лет на ходу Бишлетов С. Восемьдесят пять лет на ходу : [о юбилее ГАЗа] // Патриоты Нижнего. – 2017. – 18 янв. (№ 2). – С. 16-17
9 Путешествие начинается Путешествие начинается : [история ГАЗа в датах. Январь] // Автозаводец. – 2017. – 17 янв. (№ 5). – С. 2
10 Под знаком юбилея Максимова И. Под знаком юбилея : [о праздновании 85-летия ГАЗа] // Автозаводец. – 2017. – 7 янв. (№ 1). – С. 1, 2

Страницы