Этап на творческом пути

Проймин К. Этап на творческом пути : [о жизни и творчестве Д.К. Кудиса] // Рубежи : повесть / Д.К. Кудис. – Горький, 1987. – С. 263-269

Повесть Дмитрия Кудиса «Рубежи» выходит ныне третьим изданием. Факт, что и говорить, примечательный. Ибо далеко не каждая книга заслуживает переизданий.

Впервые «Рубежи» увидели свет в 1963 году. То был первый, на взгляд, автора, не вполне еще зрелый вариант. Спустя время, переработанная и дополненная, повесть вновь пришла к читателю. И вот в этом году Волго-Вятское книжное издательство сочло необходимым еще раз запустить «Рубежи» в производство.

Почти четверть века живет не старея повесть Д. Кудиса о летчиках, о далеких предвоенных, грозных и суровых военных и нынешних послевоенных, тоже далеко не спокойных годах. И уже не одно поколение читателей знакомится с событиями и характерами, порожденными тем чудесным сплавом, что дает жизнь в сочетании с писательским талантом.

Герои книги, как сказано, — летчики, люди давно уже не новой, но по-прежнему трудной, романтической профессии. Перед читателем открывается огромный волнующий мир советского летчика. И нетрудно заметить, что мир этот досконально знаком и известен автору.

Да, о небе, о летчиках Д. Кудис знает не понаслышке: до того как написать и опубликовать в 1958 году свою первую книгу «Дорога в небо», он около двадцати пяти лет отдал авиации.

Родился Д. Кудис 7 ноября 1917 года на Брянщине. Юность его совпала с первыми пятилетками, всеобщим энтузиазмом, знаменитой челюскинской эпопеей, когда семеро замечательных советских летчиков за спасение экипажа затертого льдами парохода первыми в стране были удостоены звания Героя Советского Союза...

Отныне авиация, безбрежный пятый океан становятся мечтой сотен и тысяч советских юношей и девушек. Захватила эта мечта и совсем еще молодого Дмитрия Кудиса: вместе с другими своими сверстниками он поступает в летную школу Осоавиахима.

Быстро проходят месяцы учебы, и вот в руках вчерашних курсантов — штурвалы спортивных самолетов. Пять лет работает Д. Кудис в спортивной авиации, в аэроклубе. Наступает время призыва в армию, и тут осуществляется заветная мечта юного авиатора — стать военным летчиком.

Одесское училище летчиков-истребителей Д. Кудис окончил в 1942 году, когда уже шла Великая Отечественная война. Над красавцем городом то и дело завязывались воздушные бои с фашистскими стервятниками, прорвавшимися сквозь наш зенитный заслон, изредка слышались разрывы вражеских авиабомб...

С тех пор тесная кабина самолета стала рабочим местом Кудиса. В истребительной авиации прошли для него и Великая Отечественная война и пятнадцать послевоенных лет.

Позже, став писателем, Д. Кудис расскажет обо всем этом в повести «Не был в боях».

Герои повести летчики-инструкторы Костя Коровин, Петр Гирис и Иван Поляков отдают свои знания и сноровку коллегам — фронтовикам, которым предстоит срочно сменить технику — пересесть с привычных самолетов на новые, из бомбардировщиков переквалифицироваться в истребителей.

«...Их было трое в группе Коровина, старых бомбардировщиков, и их авиационные биографии похожи одна на другую. Офицеры, принявшие на себя первые удары врага...

— Почему все же на истребитель? На новые бомбардировщики вас пересадить легче.

— Еще там, в бою, когда били по нашему самолету, я подумал об истребителях. Хотя бы одно звено — подавить проклятые зенитки... Ну а после госпиталя нам предоставили право выбора. Я выбрал истребитель...»

Великая Отечественная война завершилась, но Кудис, как уже сказано выше, и в мирные дни не оставил кабину истребителя. Только истребители теперь стали иными, реактивными...

И пошли один за другим годы службы, одинаковые и разные, как солдаты в строю. Пять, десять, пятнадцать... Лишь последние два выдались особенными: их Кудис провел в суровом небе Арктики...

Напряжена, беспокойна, опасна жизнь военного летчика. Время рассчитано чуть ли не по минутам. И кажется, для личного, а тем более для творчества ничего не остается. И все-таки, если очень захотеть, время находится.

Находится! А в памяти столько событий, столько имен и лиц, столько передумано за эти непростые, трудные годы, что мысли сами просятся на бумагу.

Первые главы повести с символическим названием «Дорога в небо» увидели свет в «Волжском альманахе» в 1952 году. Однако потребовалось целых шесть лет упорного и кропотливого труда, чтоб завершить произведение и издать его отдельной книгой.

Так он начался, путь в литературу. А служба в армии продолжалась.

Сочетать и то и другое, разумеется, очень и очень нелегко, но Кудис неотступно работает над рассказами, готовит сборник «Где не тают льды» (он был издан в Горьком в 1961 году), начинает работу над повестью «Рубежи», к которой мы еще вернемся.

В последнее время Д. Кудис, не забывая о людях отечественной авиации, обратился как писатель к так называемой производственной теме. Героев повести «Не был в боях» Костю Коровина и Игоря Бочкарева он «привел» на завод, к станку. И отнюдь не случайно: таков был путь многих военнослужащих, оказавшихся после сокращения Вооруженных Сил СССР «на гражданке»...

Однако тема авиации и сегодня остается для Кудиса главной, основной, о чем свидетельствуют, в частности, и одна из последних его книг — «Земля не прощает», и вышедший вслед за нею в Москве сборник повестей.

Демобилизовавшись из рядов Советской Армии, писатель пришел на работу в Аэрофлот, в службу движения. Над ним простиралось все то же небо, но самолеты были уже другими, гражданскими. Вместо оружия и военного снаряжения на борту — пассажиры, мирные грузы. И взаимоотношения с руководством несколько иные...

В общем, многое как будто изменилось, однако неизменной осталась суть профессии. От летчика она по- прежнему требовала мужества, решительности, мастерства. И, разумеется, безукоризненной дисциплины. Летчики гражданской авиации, обслуживающий персонал аэропортов короче, люди, обеспечивающие безопасность и комфорт современных пассажирских авиалайнеров, стали героями новых рассказов Д. Кудиса.

Примечателен рассказ, давший название сборнику «Земля не прощает автор показывает в нем всю меру ответственности, которая ложится на командира корабля следующего по заданному курсу с пассажирами на борту.

Малейшее отступление от правил, продиктованное своеволием или капризом, сурово карается. И читатель понимает: иначе нельзя. Ведь речь идет жизни и безопасности десятков людей.

Рассказы Д. Кудиса, как правило, остросюжетны. Это в одинаковой степени относится как к военным, так и к «мирным» его рассказам — рассказам о людях Аэрофлота.

...Давно отгремели бои Великой Отечественной, позади служба в армии. Бывший истребитель Костя давно уже с боевого самолета пересел на пассажирский биплан, курсирующий на так называемых местных линиях. Взлет, высота триста метров. На борту — двенадцать пассажиров, сидящих не в креслах, как в большом лайнере, а на скамьях, «как в клубе захудалого колхоза». Через час — посадка (приземление)... В таких условиях протекают трудовые будни командира экипажа Кости («На местных линиях»).

Рассказ интересен уже этой необычайностью условий, непривычностью обстоятельств, в которых приходится действовать, проявляя свой неординарный характер, пилоту, привыкшему к иным скоростям, иным высотам, иным обычаям и правилам. Но автору этого мало: он намеренно осложняет ситуацию. Только что приземлившийся самолет не может лететь обратно: приближается дождь с грозой, вылет запрещен. «Загорать нам часа два», — говорит пилот Степан Жохин. И Костя соглашается с ним.

Но вот обстановка резко меняется: подходит газик, а в нем — врач и пострадавший ребенок. Девочка, которой порохом, из-за ребячьей шалости, повредило глаза. Она должна  быть немедленно доставлена в больницу.

«Вот тебе и вводная!» — думает Костя. И решает: «Лететь!» Ведь он бывший истребитель, черт возьми!»

Забинтованные глаза девочки мгновенно воскрешают в памяти войну, фронт, госпиталь... А гроза прерывает связь с диспетчером городского аэропорта, Костя не может получить разрешения на вылет.

Но время не терпит: каждая потерянная минута может быть роковой для девочки, для ее глаз...

И самолет взлетает.

Военный опыт помогает Косте преодолеть грозовой фронт, найти «коридор» между наэлектризованными облаками. Рассказ заканчивается благополучно, однако случай, описанный автором, заставляет читателя немало поволноваться и согласиться: да, в жизни всегда есть место подвигу.

Не нов, далеко не нов сюжет рассказа «Судьба». Про то, как искалеченный войной человек не хочет становиться обузой для любимой женщины, писалось не однажды. Д. Кудис предлагает свой вариант сюжета.

...Летчик Сергей Ковалев в результате боевого увечья лишается ноги. Незадолго до этого он встретил и полюбил «милого доктора», красивую, славную девушку Веру. Вера тоже любит его. Однако, став инвалидом, Сергей опасается, что любовь, которую питает к нему женщина, очень скоро превратится в обыкновенную  жалость. И  пишет ей из госпиталя свое первое и последнее письмо:

«Прощайте, Вера! Вам нет нужды беспокоить себя, да и меня тоже, письмами, просьбами, уверениями. Они не вернут того, что было, не вернут счастья. Мне одному будет лучше, поверьте, потому что отныне моя жизнь только во мне. Это не великодушие, а вывод после страданий и глубокого раздумья...»

Выйдя из госпиталя с протезом вместо ноги, Сергей уезжает к родителям, чтоб скрыться «от нее, от себя».

Проходят годы. Вера становится женой другого человека. Случайно Сергей встречает ее в одном из черноморских санаториев, но... проходит мимо. Он по-прежнему ее любит, однако не хочет вмешиваться в ее новую судьбу, ломать ей жизнь.

Ситуация, как видим, довольно знакомая. Однако в ней Д. Кудис пытается остаться самим собой, сказать свое, незаемное слово, внести посильную лепту в огромную и неисчерпаемую тему «Человек среди людей». Его Сергей из породы тех волевых и мужественных воинов, которые серьезное пулевое ранение способны признать за пустяковую царапину, лишь бы не выйти из строя, не залечь надолго в медсанбат, не оставить боевых друзей.

Эти люди и в отношениях с женщиной столь же бескомпромиссны и решительны: за любовь они требуют только любви, отвергая любое иное человеческое чувство, будь то жалость или сострадание.

Таков Сергей, таковы его боевые друзья. Они не забывают выбывшего из строя товарища, навещают его, стараются поддержать морально. И это создает атмосферу подлинного армейского братства, помогающего человеку преодолеть любую беду, любое несчастье.

Рассказ подкупает точностью деталей и той зоркостью, наблюдательностью, которая подмечает важнейшие черты живого характера, подкупает образностью и афористичностью языка.

Своеобразием помечены рассказы Д. Кудиса о Крайнем Севере, об Арктике, где служат наши летчики, и гражданские, и военные.

Край, как известно, исключительно суровый. И первое, что хотелось бы отметить в рассказах Кудиса о нем, — это не вызывающая сомнений достоверность изображаемых событий и характеров.

Один из этих рассказов носит почти лирическое название «Летом на Севере». Так и ждешь, что автор поведет нас по усыпанным цветами, поросшим карликовыми березками, мхами и лишайниками тундровым равнинам. И увидим мы незаходящее солнце, бескрайнюю синь моря, по которой плавают гигантские льдины... Ан нет! На самом деле это один из драматичнейших рассказов арктического цикла.

Да, лето прекрасно и на Крайнем Севере. «Полярный день. Слабый ветер дует с моря в сторону сопок, теряется за ними, стынет над тундрой лениво скользя по мерзлому грунту».

Мерзлый грунт летом?.. Вот именно. И мы возвращаемся к суровой действительности. Да, перед нами не живописная, а подлинная тундра. При хорошей погоде она действительно может приласкать, порадовать глаз. Простор, незакатное солнце, пестрый ковер цветов...

Но хорошая погода в тундре — редкость. А если взять в рассчет, что живешь ты на самой что ни на есть кромке, то есть на берегу вечно холодного забитого айсбергами моря и профессия твоя — летчик, что ты вынужден в любую погоду летать над этой безотрадной, леденящей душу пучиной, то станет ясно, что лето на Севере — понятие, весьма далекое от идиллии. Все происходящее в рассказе красноречиво подтверждает эту мысль.

...Трое гражданских летчиков — два пилота и штурман — отправляются на поиски военного транспортного самолета, затерявшегося не то в тундре, не то в море, где он мог сесть на льдину. Командир эскадрильи, по прозвищу Старик, не настаивает на вылете: «Смотрите сами. Погода в пределах, но прогноз неважнецкий, можете и воздержаться».

Однако экипаж вылетает: не может он ждать хорошей погоды, когда где-то люди терпят бедствие. Вылетает. И что же? Прогноз подтверждается.

Летчики выясняют судьбу транспортного самолета: он потерял связь с базой и приземлился в Усть-Каре. Можно поворачивать обратно. И летчики поворачивают, но по пути на аэродром самолет попадает в штормовую облачность. Командир корабля решает снизиться, «выйти под облака, благо до аэродрома недалеко», но не успевает. «Его швырнуло в сторону, тут же придавило к сиденью. Штурвал в руках залихорадило. Невидимая гигантская волна подбросила самолет вверх, как щепку, ударила по крылу с левого борта, пытаясь опрокинуть его на спину, а потом скинуть в пропасть...»

В таких условиях крепления самолета не выдерживают, правое крыло надламывается. В любую секунду оно может отвалиться, и тогда самолет камнем полетит в бушующее море...

В этой критической ситуации спасти могут только выдержка, исключительное мастерство пилотирования и, конечно, удача.

Мужественный экипаж на пределе человеческих возможностей, но без паники выходит из испытания, преодолевает смертельную опасность и сажает самолет, который теряет злополучное крыло, к счастью, уже на земле, на аэродроме...

От рассказа «Летом на Севере» легко вернуться к повести «Рубежи», с которой только что познакомился читатель: третья, заключительная, часть повести называется «За полярным кругом», то есть действие в ней разворачивается в тех же местах, где живут и трудятся герои рассказа «Летом на Севере».

Название повести емко и неоднозначно. С одной стороны, имеются виду те рубежи, та государственная граница, которую советские военные летчики охраняют вместе с нашими славными пограничниками. Но вместе с тем это те рубежи, которые проходит человек на своем жизненном пути: детство, юность, зрелость и т. д., рубежи гражданского мужания.

Книга довольно густо населена, но главных героев четверо. Все они сражаются с немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны. Для них и им подобных, точно так же, как и для автора повести, путь в авиацию начался с летно-планерной школы еще в мирное время. Шофер Степан Куракин, заводской слесарь Федор Михеев, музыкант Николай Астахов и вчерашний школьник Виктор Корнеев становятся сперва учлетами, а затем и военлетами по терминологии той поры. Много трудных испытаний приготовила им жизнь. Не все из них выживут и уцелеют в губительном пламени войны, не все с честью выйдут из испытания. Но самые стойкие и выносливые выдержат жестокий экзамен жизни.

Итак, повесть «Рубежи» выходит третьим изданием. Ее выпуск приурочен к юбилею писателя. И это не случайно: «Рубежи» стали своеобразным этапом на творческом пути Дмитрия Кудиса, тем рубежом, который в свое время ознаменовал начало писательской зрелости.

К. Проймин

Возможно, Вам будут интересны следующие статьи:

Количество общих ключевых слов с данным материалом: 2
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
1 Дмитрий Карлович Кудис Дмитрий Карлович Кудис : [краткая автобиография] // 100 писателей-нижегородцев. Жизнь и творчество : краткие сведения / сост. В.А. Шамшурин. – Н. Новгород : КНИГИ, 2004. – С. 98-99
2 «…В жизни весел был, он черной краски не любил» Шестерова Т. «…В жизни весел был, он черной краски не любил» : [памяти Д.К. Кудиса, нижегородского писателя] // Автозаводец. – 1997. – 9 дек.
3 Дмитрий Кудис Дмитрий Кудис : [о жизни и творчестве] // После войны : повесть / Д.К. Кудис. – Горький, 1976. – С. 315-318
4 Дмитрий Карлович Кудис Дмитрий Карлович Кудис : [о писателе] // Писатели-горьковчане : лит. портреты / [сост. А.М. Иорданский]. – Горький : Волго-Вят. кн. изд-во, 1976. – С. 100-104
Количество общих ключевых слов с данным материалом: 1
№№ Заголовок статьи Библиографическое описание
5 Лабиринты судьбы Махонина А. Лабиринты судьбы : [об О. Кат (О. Анцуповой)] // Автозаводец. – 2017. – 16 марта (№ 28). – С. 6
6 Очень поэтический автомеханический Мухина Е. Очень поэтический автомеханический : [о поэтическом вечере в НАМТе] // Автозаводец. – 2015. – 19 нояб. – С. 7
7 Сначала было слово Романова А. Сначала было слово : [о кантате «Минин» композитора С. Терханова и поэта Е. Садулина] // Нижегородский рабочий. – 2015. – 4 нояб. – С. 20-21
8 «У нас было дело» Еремина А. «У нас было дело» [Электронный ресурс] : [беседа с В.В. Махиным автозаводским журналистом] // Молодежное информационное агентство «Мир». – Режим доступа: http://миамир.рф/intervyu/u-nas-byilo-delo.html (Дата обращения: 03.09.2015)
9 Шерешевский Лазарь Вениаминович Шерешевский Лазарь Вениаминович [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?i=1804&t=author (Дата обращения: 31.08.2015)
10 Нижегородский поэт Иван Маслов Нижегородский поэт Иван Маслов [Электронный ресурс] : [краткие биографические сведения]. – Режим доступа: http://ivanmaslov.ru/ (Дата обращения: 20.08.2015)

Страницы