Они посетили наш район

Важное объявление

История Автозаводского района неразрывно связана с историей Горьковского автомобильного завода (ГАЗа).

2 ноября 1931 года состоялся митинг, посвященный окончанию строительства завода. В этот же день было принято решение об образовании Автозаводского района.

Завод был построен в рекордно короткий срок — за 18 месяцев. Небывалый энтузиазм строителей, их вдохновенный труд, гигантские размеры самой стройки потрясали воображение писателей и поэтов. На строительной площадке бывали М. Горький, Д. Бедный и многие другие.

Посетивший автозавод в конце октября 1931 года Демьян Бедный так писал о строительстве в "Героическом материале", который опубликовала газета "Автогигант":

Не соберу концов
Своих мыслей
                         и впечатлений,
Чего натворил
                         наш пролетарский
Гений!
Не строительство,
                         а творческий шквал!
Сказка из железа и бетона!

Об энтузиазме молодежи на стройке века писали начинающие писатели и поэты, участвующие в строительстве автогиганта: А. Жаров, Г. Нагаев.

Это тогда Саша Жаров, шустрый паренек с соседнего участка (позже станет он Александром Жаровым, известным поэтом), писал в многотиражной газете:

В строительстве, опережая сроки,
Сбивая месяца в пространстве лет,
С коммуною своей идет Сорокин,
Как самый лучший, к рубежу побед!

Стихотворение "Марш бригады Со­рокина" Германа Нагаева, опубликован­ное на первой полосе "Автогиганта" за 16 ок­тября 1930 года, мгновенно стало известно всему коллективу строителей.

И пусть старанье месится,
Как волжский ледоход,
Дадим в пятнадцать месяцев
Республике завод.

Подлинным украшением литературной страницы газеты была поэма Германа Нагаева "Про­рыв" о трудовом подвиге бригады Переходникова.

Строительство Горьковского автомобильного завода привлекало внимание многих писателей-горьковчан (Н. Кочин — "Парни"; А. Патреев — «Инженеры»; Г. Федоров — "Жизнь начинается вновь" и "Путь Джозефа Мервина" — об иностранных специалистах на строительстве; Б. Пильник — "Слышу, иду!" и др.).

Чтобы достоверно написать о жизни рабочих, Николай Иванович Кочин трудится в бригаде каменщиков на строительстве Горьковского автозавода. На материале своих наблюдений пишет роман «Парни» (1933).

Большой роман А. Патреева "Инженеры" также написан на материале истории строительства автозавода, в котором принимал участие и Патреев. И каждый из писателей находил в этом разнообразном материале жизни то, что более всего отвечало его творческим интересам, стремлениям…

1 января 1932 г. на Нижегородском автозаводе будет собрана первая автомашина. 4 июля 1932 года начался первый испытательный пробег грузовых автомобилей, вышедших из ворот Нижегородского автозавода. В те дни участник пробега "по бездорожью и разгильдяйству" корреспондент "Правды" поэт Александр Безыменский, написал:

Пусть разгильдяйства не будет в помине!
Выжжем простои, прогулы и лень!
Каждый день прибавлять по машине.
Чтоб выпускать их по двести в день!

В 1933 году с главного конвейера стало ежесуточно сходить по 200 автомашин.

Капиталистический мир все еще продолжал считать невероят­ным создание автозавода. Некий датский журналист в газете «Политикэн» писал, что он пять дней бродил по г. Горькому, но не заметил даже маленькой автомобильной мастерской.

Венгерский писатель Бела Иллеш вспоминал, что в 1933 г. он встретился в Дании с писательницей Карин Михаэлис, пове­рившей россказням «человека высокой честности». «Я обязуюсь,— заявил Иллеш,— съездить вместе с Вами в г. Горький... Если завод — пропагандистский блеф, то я обязуюсь выпить всю воду из Волги. Но если автозавод работает и выпускает автомобили, то вы обязуетесь ответить в «Политикэн» вашему «честному» другу журналисту. Вы напишете, что он лжец».

Через месяц Бела Иллеш и Карин Михаэлис посетили автозавод. Датская писательница была потрясена и восхищена всем увиденным. Во время осмотра детской спортплощадки она расплакалась. «Все так великолепно, так прекрасно!» — воскликнула растроганная гостья. Беле Илле­шу она сказала, что он поставил ее в безвыходное положение. «Я обязана, к сожалению,— говорила Михаэлис,— написать эту автомобильную сказку. Но если я опишу все, что видела, то мои читатели перестанут мне верить. Они скажут: либо Карин подкупили коммунисты, либо она по старости лет потеряла разум. Не знаю, что более лестно, но знаю твердо: никто не поверит, что коммунисты, которых так травят, действительно построили на Волге замечательный завод». Статью Михаэлис написала правди­вую, и многие читатели за границей поверили старой честной писа­тельнице.

Весной 1935 года в г. Горький приезжал из Чехословакии в качестве корреспондента газеты «Руде право» Юлиус Фучик. Он встречался с рабочими Автозавода и Сормова, знакомился с городом. Ю. Фучик пробыл в г. Горьком около недели. За это время им были написаны 2 очерка: «Путеводитель по Нижнем Новгороду, или о том, как изменился социальный облик СССР» и «Вечер у Василия Ивановича».

Алексей Максимович Пешков (М. Горький) посетил автозавод и Соцгород района 12 августа 1935 года. Много повидавший на свете автор замечательных книг не мог скрыть восхищения: «Какую махину построили, какую громадину!».

Во втором очерке Ю. Фучик рассказал о вечере в семье одного из рабочих-передовиков Горьковского автозавода В.И. Иванова. Поводом для посещения Иванова послужила заметка в газете «Горьковская коммуна» под названием «Кино на квартире у рабочего-ударника». В тот вечер они смотрели кинофильм «Счастливый финал». Перед началом кинопоказа Ю. Фучик беседовал с семьей Иванова, с его коллегами, интересовался всем: жизнью, работой, учебой, отдыхом.

«Возможно ли нечто подобное увидеть на Западе, в любой капиталистической стране? — спрашивал Фучик и отвечал: — нет, такое возможно только в социалистической стране». Он отме­чает, что ни в одном капиталистическом городе не исчезла и не исчезнет разница между центром и рабочей периферией. А в горо­де Горьком уже нет центра и нет периферии. Кто бы сейчас в ши­роких улицах и садах увидел старое, туберкулезное Сормово? Кто бы сумел в великолепном социалистическом городе Автозавода увидеть старую, убогую и отсталую Монастырку?»

В сентябре 1953 года, в десятилетнюю годовщину со дня гибели писателя в фашистских застенках, на доме № 22 по проспекту Жданова (ныне проспект Молодежный, Автозаводский район), в котором останавливался Юлиус Фучик, была открыта мемориальная доска. Именем Юлиуса Фучика названа улица в Автозаводском районе Нижнего Новгорода.

В районе для рабочих и инженеров автогиганта предполагалось организовать новый образ жизни. «…Нам надо превратить наш район в школу культуры, политического воспитания тысяч людей, прибывших из разных краев, городов, деревень», — отмечал автозаводец И.М. Ашавский. В процессе формирования нового человека труда, советского трудящегося важная роль отводилась культурно-просветительской работе.

Большой интерес среди автозаводцев вызывали встречи с писателями. В начале 1934 года Автозавод посетила московская делегация писателей, в том числе Ф. Панферов, В. Ставский и венгерский писатель Бела Иллеш. Бела Иллеш впоминает:

В апреле или марте 1934 года делегация московских писателей отправилась в город Горький. В состав делегации входили Панферов, Ставский и я. Мы должны были передать благодарность рабочим бумажного комбината за то, что они по просьбе писателей выпустили сверх плана, не помню уже сколько тонн, крайне необходимой тогда бумаги. Кроме благодарности, мы привезли в подарок книги. И еще одну просьбу к рабочим бумажного комбината: постараться как можно выше поднять производство.

Закончив наши дела, мы осмотрели горьковский автозавод, который по тем временам был крупнейшим автомобильным заводом в Советском Союзе. Завод выстроил на берегу Волги целый городок для рабочих, с социальными и культурными учреждениями. Автозавод — огромное, современное предприятие - в те годы был редкостью, и мы с бьющимися сердцами, гордые и счастливые, не могли наглядеться на заводские цеха — результат огромного успеха первой пятилетки.

Целый день мы ходили по заводу, осматривали рабочую столовую, библиотеку, клуб, детский сад. Вечером нас пригласили на ужин к секретарю окружного и городского комитетов партии. После скромного ужина мы уселись в библиотеке и начали обсуждать насущные вопросы социалистической культуры и социалистического строительства. Когда в спорах наступил перерыв, секретарь поинтересовался, какое впечатление произвел на нас завод. Первым говорил Панферов: патетически. Затем говорил Ставский: со знанием дела.

Наконец, настала моя очередь. Я чувствовал, что мои товарищи уже сказали все, что можно было сказать. Но ведь я же писатель! Не могу я молчать, даже если все уже сказано! И я высказал свое мнение. Центральное место в моем выступлении занимало следующее утверждение:

— Огромный двор завода очень грязен!

Это утверждение до сих пор не фигурировало в разговоре об автозаводе, следовательно оно было моим личным, оригинальным наблюдением и вдобавок соответствовало истине. Я гордился своей оригинальностью. Секретарь пришел в замешательство. Блеск его глаз на мгновенье померк. Не мог же он сказать гостю то, что думал: "Несчастный, до чего же вы ограничены! Осмотрев огромное современное предприятие, вы заметили только грязный двор?" Однако он был вежлив. Он поблагодарил меня и успокоил: весеннее солнце вскоре высушит грязь. Но он все же позвонит директору завода, чтобы еще до наступления теплых дней были приняты необходимые меры.

— По плану летом двор заасфальтируют, — сказал он. — Ваше соответствующее сегодняшним фактам замечание осенью устареет, уйдет в прошлое, дорогой товарищ Иллеш. Грязь исчезнет, останется только завод и принадлежащие ему социальные и культурные учреждения. Во всяком случае, благодарю за то, что вы обратили внимание на это упущение, товарищ Иллеш. Большое спасибо!

Мне стало стыдно. Еще более стыдно было моим спутникам за то, что у них такой друг.

— Если бы ты мимоходом упомянул о грязном дворе, Бела, — сказал Панферов, когда мы возвращались после ужина, — заметил бы между прочим, мы могли бы сказать, что у тебя есть голова на плечах. Но увидеть только грязный двор! Черт бы побрал твой грязный двор! Мы превратились в посмешище...

Вернувшись в Москву, Панферов (не называя моего имени) в одном докладе упомянул о таких писателях, которые, глядя на громадные, преобразующие изменения в жизни страны и народа, не замечают ничего, кроме грязных дворов.

— Конечно, нам не нужны грязные дворы, — сказал Панферов, — но нам не нужны и такие писатели, которые слепы, когда нужно видеть прекрасное и великое, и открывают глаза лишь тогда, когда могут увидать грязный двор.

"Грязный двор" стал символом, почти понятием.

Если кто-либо говорил не по существу, а о каких-нибудь второстепенных явлениях — о мелких недостатках великого творения, не замечал на классически прекрасном лице ничего, кроме одной-двух оспинок, — его называли желчным писателем, "певцом грязных дворов".

Когда после окончания Великой Отечественной войны я был в Союзе Советских писателей, я с радостью убедился, что "грязный двор" забыт. А также те, что были его певцами.

Я не предлагаю не смотреть под ноги, идти по колено в грязи. Я лишь требую от себя и всех нас: открой глаза, не делай из себя посмешище этим дурацким "грязным двором!"

Эти встречи всегда были огромным культурным событием, сопровождались, широко освещались «Автогигантом». 24 сентября 1934 года состоялся вечер с участием А.С. Новикова-Прибоя, В.Г. Лидина и А.Г. Малышкина.

Писатели читали отрывки из своих произведений, рассказывали о творческих планах, отвечали на вопросы аудитории. Особенно тепло рабочие приняли А.С. Новикова-Прибоя, разговор продолжался до поздней ночи. Под конец беседы А.С. Новиков-Прибой уже сидел на столе, а вокруг теснились читатели, расспрашивая его о тех временах, когда он был матросом, о его жизни.

В эти годы в Автозаводском районе росла сеть клубных учреждений. Так, в 1933 году было 4 клуба, к ноябрю 1937 года в районе насчитывалось 9 клубов — почти в каждом поселке и Центральный клуб в Соцгороде. К ХХ годовщине Октября был построен киноконцертный зал на 800 чел., представляющий собой часть будущего Дворца культуры. Работала «густая сеть красных уголков в домах, общежитиях и бараках». В гости к автозаводцам приезжали известные представители советской творческой интеллигенции: И. Эренбург, А. Чаковский, Т. Тэсс, П. Антокольский и другие.

Поэт Павел Антокольский выступая как режиссер, шефствовал над самодеятельным театром Горьковского автозавода. Эта труппа сначала действовала как театр рабочей молодежи, затем на несколько лет была переведена в деревню в качестве колхозного театра и, наконец, перед войной возвращена на завод.

С 1934 по 1939 гг. П. Антокольский и З. Бажанова [жена поэта] регулярно приезжали в Горький и заботливо руководили молодыми актерами, добившись как любви и признательности своих учеников, так и значительного совершенствования самодеятельной труппы.

В мирную жизнь автозаводцев, как и всего советского народа, ворвалась Великая Отечественная война. Вся работа была перестроена на военный лад: «Все — для фронта, все — для Победы».

Осенью, в суровый военный 1941 год, выдающийся советский писатель А.Н. Толстой приехал в город Горький. Он побывал на автозаводе и на старейшем «Красном Сормове». Он написал в те дни статью «Нас не одолеешь», в которой рассказал о героическом труде горьковчан для фронта, о патриотизме советских людей.

И вот каким ему запомнился наш район: «…На автомобильном заводе, что не так далеко отсюда, — другая система: там для рабочих построен город, в своей новейшей, недавно только оформленной части состоящий из огромных архитектурных комплексов прекрасных, со всем новейшим комфортом, зданий, которым позавидует любая столица...»

«Мой любимый писатель А. Тол­стой сейчас в Горьком. На днях в «Горьковской коммуне» были две его статьи. Замечательные статьи, такие моби­лизующие», — писал в своем дневнике 27 октября 1941 года рабочий Автозавода В.А. Лапшин.  

В послевоенные годы Автозаводский район неоднократно посещал писатель и журналист Николай Зотович Бирюков (1950-е годы). В результате этой и других поездок по стране  вышла его книга очерков «На мирной земле», в которой он показал массовый трудовой героизм советских людей.

В Автозаводском районе с конца 40-х до 1954 года жил и работал известный писатель Борис Львович Васильев. Только тогда он был военным инженером. После окончания в 1946 году инженерного факультета Васильев работал испытателем колесных и гусеничных машин на Урале. На Автозавод он приехал в качестве военпреда по бронетехнике, в звании инженера-капи­тана танковых войск. Принимал моторы для броневичков БТР-40. Жил с семьей  в одном из домов по ул. Тол­бухина. Здесь его чуть не посадили по «делу врачей», здесь он написал свою первую пьесу «Танкисты» (фильм «Офицеры»). Его воспоминания о жизни на Автозаводе можно прочитать в предложенных ссылках.

В 60-е года в Автозаводском районе создаются и работают молодежный клуб «Современник», поэтическая студия «Струна», литературные клубы при библиотеках завода и района. На творческие встречи с автозаводцами приезжают известные писатели и поэты: Юрий Нагибин, Константин Симонов, Булат Окуджава, Борис Слуцкий, Л. Озеров, Лев Шейнин, Сергей Смирнов, М.Н. Алексеев.

Из воспоминаний Б. Дехтяра

Кстати, на Автозавод приезжал, и не раз, сам Константин Симонов — вдохновителем встреч с ним была неутомимая, энергичная Дуся Израилевна Генкина, начинавшая библиотекарем в Центральном клубе. До сих пор помню, с каким трепетом спешил я 5 сентября 1960 года в читальный зал на пр. Кирова, чтобы увидеть и услышать Булата Окуджаву и Бориса Слуцкого, таких близких мне по духу фронтовиков, правдиво писавших о войне. У Булата Окуджавы, как и у меня, отец безвинно погиб в ГУЛАГе, у Бориса Слуцкого родных расстреляли фашисты — как мою мать и сестренок.

Слуцкого «открыл» в 1956 году Илья Эренбург. Какой поднялся шум в литературной среде, когда он сравнил стихи молодого автора по народности с некрасовскими! В 1958-м у всех на слуху были «Физики и лирики» Слуцкого — какие дискуссии развертывались при их обсуждении...

И вот такие знаменитости — Окуджава и Слуцкий — с интересом выслушивали нас, молодых горьковчан, на равных общались с Аркадием Кругляком и Сергеем Кирилловым, авторами, публиковавшимися в районной газете «Автозаводец».

Автозаводцам не нужно было далеко ездить, чтобы увидеть и послушать знаменитых писателей и поэтов, артистов и певцов.

В сталинские времена да и позже купить машину было невозможно. Исключением являлись любимцы Страны Советов. Их "персональный автомобильный вопрос" решался правительством СССР и оформлялся официальным протоколом. Среди этих счастливчиков и любимчиков были и известные писатели и поэты. Приезжая на Автозавод за машинами, они встречались с рабочими в красных уголках цехов, в ДК ГАЗа, с читателями в библиотеках района.

Среди них был и М.М. Пришвин. "Поэт русской природы" Михаил Пришвин попытался повлиять на Председателя СНК логикой своих рассуждений. Мол, уважаемый Вячеслав Михайлович, конечно, знает, что сочинения литератора Пришвина пользуются успехом среди советских читателей, однако для создания рассказов и повестей ему необходимо часто выезжать за город: в леса, в поля. Но подобные поездки очень трудно осуществлять, не имея собственного автомобиля...

Сработало. Пришвину выделили "чудо советской техники" — газогенераторный грузовичок, работавший не на бензине, а на березовых чурках. Еще через несколько лет, в 1938-м, завод изготовил для писателя-путешественника совершенно уникальный по тем временам "домик на колесах". На полуторку ГАЗ-АА поставили кузов-фургон, внутри которого имелись лежанка, столик, стулья... Пришвин там даже фотолабораторию себе оборудовал!

При Хрущёве на Горьковском автозаводе стали производить легендарные «Чайки», на которых ездили послы СССР в зарубежных странах, а также главы министерств и ведомств. В подарок «Чайку» получили немногие: писатель Михаил Шолохов, космонавт Юрий Гагарин, балерина Галина Уланова и Фидель Кастро.

В 70-е годы гостями автозаводцев были писатели и поэты Эдуард Асадов, Владимир Карпов и другие.

Другим поводом для встреч известных московских писателей с автозаводцами, особенно со школьниками, стали Недели детской книги, клуб «Книголюб». На встречи приезжали: Ю.В. Сотник, А.М. Маркуша, В.Г. Губарев, В.К. Железников, С.А. Иванов, А.С. Некрасов, С.В.Михалков и многие другие гости.

Эти писатели стали классиками детской литературы, они любимы юными читателями и сегодня.

В разное время и по разным поводам с автозаводскими школьниками встречались и московские, и нижегородские писатели: Прилепин З., Шишкин Е.В., Чудакова М.Г., Ануфриев В.М., Бережной И.И., Веркин Э.Н., Георгиев С.Г., Грушко Е.А., Дядина Г.С., Калинина Л.Ф., Карандеев О., Карпенко В.Ф., Крюкова Е.Н., Лунин В.В., Постников В.Ю., Рувинская Е.М., Рыжаков В.С., Рысс Е.С., Смертина Т.И., Сотников В.М., Теплухин А., Улупов М.Б., Фигарев А.В., Юдин Г.Н.

В 2000-е годы знаменитости в Автозаводский район приезжают редко. Но каждая встреча с ними бывает полезной и радостной.